Ходатайство об исключении доказательств

Пример ходатайства об исключении доказательств

В соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, предоставление в суд копии документа обеспечивается возможностью для суда проверить тождественность с оригиналом такого документа. Не могут считаться доказанными те обстоятельства, которые подтверждаются исключительно копией письменного доказательства. Если невозможно установить подлинность содержания документа с помощью других доказательств.

Когда заявить ходатайство об исключении доказательства?

По общему правилу указанное ходатайство готовить после итогового ознакомления с материалами уголовного дела и является основанием для проведения предварительного слушанья.

Именно на данной стадии судом разрешается указанное ходатайство. В случае удовлетворения указанного документа суд оформляет свое решение судебным актом. Тем не менее если судья отказала в удовлетворении Ваших законных требования — это не повод опускать руки.

На этапе основного судебного разбирательства право на повторное заявление ходатайства об исключении доказательств сохраняется за подсудимым, вполне возможно Ваше ходатайство будет иметь большее значение уже после того как судья более детально ознакомиться с уголовным делом.


Именно на данной стадии судом разрешается указанное ходатайство. В случае удовлетворения указанного документа суд оформляет свое решение судебным актом. Тем не менее если судья отказала в удовлетворении Ваших законных требования — это не повод опускать руки.

Ходатайство об исключении доказательств, полученных с нарушением закона

Право на заявление ходатайства об исключение недопустимых доказательств относится к одному из наиболее трудно реализуемых процессуальных прав стороны защиты.

Складывающаяся правоприменительная практика ориентирует следственные и судебные органы на разграничение существенных и несущественных отступлений от порядка уголовного судопроизводства. Соответственно, для того, чтобы допущенное нарушение процедуры было признано существенным нарушением закона, влекущим признание незаконности получения конкретного доказательства, это нарушение действительно должно быть вопиющим. Хотя в ст.75 УПК РФ подобного разграничения не предусмотрено, тем не менее, защитникам надо ориентироваться на реальную правоприменительную деятельность, на реальное состояние российского уголовного судопроизводства.

В приведённом варианте ходатайства адвокат защитник описал достаточно подробно (в том объёме, чтобы это было понятно) причины, влекущие признание незаконности получения и использования вещественных доказательств . Эти причины систематизированы для удобства их разрешения соответствующим должностным лицом. Данное ходатайство заявлено следователю. Но, оно могло быть заявлено и руководителю следственного органа.

В данном случае, адвокат защитник обращается с ходатайством непосредственно к следователю, чтобы в случае вынесения следователем постановления об отказе в удовлетворении ходатайства, адвокат защитник мог обратиться с жалобой в порядке ст124 УПК РФ к руководителю следственного органа или к прокурору по своему усмотрению.

Обращаться с жалобой в суд в порядке ст.125 УПК РФ, в данном случае, вряд ли имеет смысл, так как с уды уклоняются от предметного исследования доказательств в части проверки процедуры их получения и закрепления. Эти вопросы суды относят к компетенции суда первой инстанции, в который будет направлено уголовное дело для его разрешения по существу.

Что касается именно протокола обыска, то, возможность выявления и фиксации нарушений закона, допущенных следователем, всецело зависит от профессионализма адвоката защитника, участвующего в этом следственном действии. Именно на него возлагается задача выявить в действиях следователя нарушение порядка уголовного судопроизводства. И не просто нарушения, а существенные нарушения, которые будут признаны таковыми в суде.

В предлагаемом варианте ходатайства обзорно продемонстрированы некоторые действия защитника, имевшие место при производстве обыска, на которые адвокат защитник ссылается в своих замечаниях, занесенных в протокол обыска. Тем самым, защитник реализовал свою главную цель – опорочить протокол следственного действия таким образом, чтобы он из доказательства обвинения (цель и задача следователя) преобразовался в доказательство защиты. В этом суть миссии защитника, участвующего в следственном действии. Иначе, мы будем наблюдать лишь «присутствие» защитника, подтверждаемое его формальными подписями в протоколе следственного действия. И никакой пользы. Оспорить протокол обыска и любого следственного действия, в котором отсутствуют замечания защитника, практически невозможно. Вред от такого бездействия защитника может оказаться невосполнимым, что чревато неизбежным обвинительным приговором.

Конечно, не всегда у стороны защиты наличествуют достаточные доводы, для признания доказательств недопустимыми, подлежащими исключению из совокупности доказательств по уголовному делу. Заявлять в такой ситуации ходатайство об исключении доказательств или не заявлять – это предстоит решать самой защите. Мы можем констатировать лишь то, что следственная и судебная практика изобилуют примерами, когда защитник мог предпринять эффективные действия, но, не сделал этого, упустив свой шанс. И, наоборот. Защитник предпринимал определённые действия, полагая, что тем самым будет улучшено положение обвиняемого, но, результат оказывался противоположным. Положение обвиняемого ещё более усугублялось. Всё зависит от профессиональной компетенции конкретного адвоката защитника. Поэтому к приглашению защитника необходимо отнестись со всей серьёзностью, чтобы впоследствии не сожалеть об упущенных возможностях.

С ледователю СО СУ МВД РФ

по городу Самаре

по уголовному делу № _________________

От адвоката НО “Самарская областная коллегия

адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: г. Самара,

пр-кт Карла Маркса, д. 192, оф. 619

« ____ » _________ 20 ___ г

Ходатайство

об исключении доказательств, полученных

с нарушением закона

В Вашем производстве находится уголовное дело № ______________ , возбужденное по ст._____ УК РФ в отношении К. __________________ .

Мной в установленном законом порядке осуществляется защита К.______________ по данному уголовному делу.

Постановлением следователя от «____» ____________ 20____г в отношении К.______________ вынесено постановление о его привлечении в качестве обвиняемого.

В обоснование обвинения положены результаты обыска, проведённого по месту проживания К.__________ в загородном коттедже, по адресу _________________. Где в ходе обыска обнаружены предметы и некие документы, якобы хранимые К.____________ в этом своём коттедже.

Постановлением следователя от «___» ________ 20___г изъятые при производстве обыска предметы и документы признаны вещественными доказательствами.

Постановлением следователя от «___» ________ 20___г по уголовному делу назначена комплексная судебная экспертиза. С постановлением следователя о назначении судебной экспертизы обвиняемый К._______ ознакомлен с моим участием, как защитника. Из постановления мы узнали, что экспертам направлены изъятые при обыске вещественные доказательства для их исследования.

В связи с чем, полагаю необходимым заявить следующее ходатайство об исключении из числа доказательств по настоящему уголовному делу всех вещественных доказательств, направленных экспертам для производства экспертизы по следующим основаниям:

Предметы и документы признаются вещественными доказательствами по уголовному делу в порядке, установленном ст. 81 УПК РФ, при условии соблюдения процедуры их изъятия, предусмотренной в ст.ст.182,183 УПК РФ. Порядок уголовного судопроизводства обязателен для следователя (ч.2, ст.1 УПК РФ).

В силу ст.75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением закона, признаются недопустимыми и не могут использоваться для целей уголовно-процессуального доказывания.

Эти требования закона следователем не выполнены .

1. Все указанные вещественные доказательства незаконно признаны таковыми.

Перечень условий признания вещественных объектов доказательствами по уголовному делу определён в ч.1, ст.81 УПК РФ.

Постановление следователя о признании изъятых документов и предметов вещественными доказательствами должно соответствовать требованиям ч.4, ст.7 УПК РФ. Таким образом, следователь обязан был указать в своём постановлении признаки вещественного доказательства, которые подпадают под дефиниции ч.1, ст.81 УПК РФ и которые были выявлены следователем при осмотре изъятых объектов.

Однако, из постановления следователя непонятно, по каким признакам, перечисленным в ч.1, ст.81 УПК РФ, следователь признал документы и предметы, изъятые при производстве обыска в коттедже К.___________, вещественными доказательствами. Иными словами, непонятно, какое отношение имеет изъятое к преступлению, предусмотренному в ст._____ УК РФ, в совершении которого обвиняется К.__________.

Следователь таковые признаки не выявил, поскольку об этом ничего не сказано ни в протоколе обыска, ни в протоколе осмотра. С данными протоколами следователь нас ознакомил по время допроса К.__________ в качестве обвиняемого с моим участием в качестве защитника.

Таким образом, у следователя отсутствовали законные основания для признания всех изъятых предметов и документов вещественными доказательствами по настоящему уголовному делу.

2. Изъятие предметов и документов произведено следователем с нарушением процедуры производства обыска.

В силу императивных требований ч.10, ст.182 УПК РФ, — изымаемые предметы и документы предъявляются понятым… при необходимости они упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц…

Из этого нормативного установления следует, что следователь обязан был не просто продемонстрировать понятым изымаемое, но, обратить их внимание на существенные признаки изымаемых объектов, что давало право их изымать, о чём сделать отметку в протоколе, что именно эти признаки соответствуют перечню ч.1, ст.81 УПК РФ, то есть, являются юридическими основаниями для изъятия этих конкретных вещественных объектов с целями, предусмотренными в законе, а не сообразно вольной трактовке лично следователем признаков вещественных доказательств.

В силу ч.13, ст.182 УПК РФ, в протоколе обыска должно быть точно указано, ГДЕ, В КАКОМ МЕСТЕ, ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ были обнаружены каждый из изымаемых объектов. Их индивидуальные признаки должны быть перечислены в протоколе.

Эти обязательные в силу закона действия следователем не выполнены .

Так, в протоколе обыска не указано, ГДЕ, КЕМ и КАКИМ ОБРАЗОМ были обнаружены каждый из изъятых предметов и документов, не указано, были ли они предъявлены понятым и присутствовали ли понятые не просто при их изъятии, но, и при их обнаружении, то есть, на месте их нахождения и последующего изъятия. Полагаю, очевидным, что ВЗЯТЬ в руки объекты после их обнаружения вправе только следователь.

Согласно замечаниям, занесенным в протокол обыска мной, как адвокатом защитником, во время обыска присутствовали некие три оперативных сотрудника, однако, в протоколе обыска не указаны правовые основания их участия в обыске, то есть, каков их правовой статус. Их права следователь им не разъяснял.

Порядок производства следственного действия вообще никому не был разъяснён, в связи с чем понятые не знали, как им надо себя вести и что они обязаны наблюдать за всеми действиями лица, производящего обыск. Соответственно, понятые не наблюдали и иногда не имели возможности наблюдать, где находятся и что делают каждый из оперативных сотрудников. При этом, в постановлении судьи о даче разрешения на производство обыска в жилище не предусмотрено участие в обыске иных лиц, кроме следователя. Ничего не сказано про оперативных сотрудников и в постановлении следователя о возбуждении перед судом ходатайства о даче разрешения на производство обыска в жилище К.________. Таким образом, присутствие во время обыска оперативных сотрудников являлось незаконным и необоснованным.

Кроме того, в протоколе обыска не указано, где находились каждый из трёх оперативных сотрудников до начала обыска и во время обыска, проводимого следователем последовательно во всех помещениях коттеджа, которых насчитывалось 27, включая прихожую, подвальные помещения и хозяйственные пристройки. Обыск производился в течение более 4-х часов, после чего, в течение 1,5 часов составлялся протокол обыска, ход которого в протоколе обыска отражён неполно.

В частности, в замечаниях защитника к протоколу обыска указано, что понятых привел оперативный сотрудник, отказавшийся представиться, который (№ 1) перемещался по коттеджу бесконтрольно, не получив разрешения от следователя. Эти перемещения не могли наблюдать понятые. Эти перемещения оперативного сотрудника № 1 не отражены и в протоколе обыска. Оперативные сотрудники № 2 и № 3 остались у входа, однако, это не препятствовало им также перемещаться внутри коттеджа после того, как следователь с понятыми проследовали в другие помещения, в частности, в столовую и гостиную, отгороженные от входной двери перегородкой и дверями, которые были прикрыты, что не давало возможности понятым наблюдать за оперативными сотрудниками.

Следователем был объявлен перерыв для поиска ключа и открытия подвальных помещений и в это время понятые ходили в туалет. В этот момент они вообще не могли видеть оперативных сотрудников, которые якобы вышли на улицу курить, но, где они в действительности в это время находились, в протоколе обыска не зафиксировано.

Обнаружение нескольких предметов и документов было произведено следователем после этого, что не исключало привнесение этих предметов и документов оперативными сотрудниками.

Поскольку, следователем не было предложено выдать добровольно искомые им объекты, то, непонятно, что искал следователь. Искомое не конкретизировано и в судебном постановлении. Что делало обыск беспредметным (непонятно, что следователь искал и хотел обнаружить).

Поэтому, явно подброшенные предметы и документы оказались не имеющими отношения к обвинению, предъявленному К.___________, что усматривается и из постановления о назначении экспертизы.

Сказанное подтверждается тем, что согласно обвинению, К.__________ совершил действия _______________________ в период с 20___ по 20____ г., а обнаруженные документы датированы годом позже, но, это не могло иметь места, поскольку в этот период времени К.___________ уже находился вне пределов Российской Федерации и физически не мог изготовить изъятые документы, как это утверждается в обвинении.

Мной собственноручно отражено в замечаниях к протоколу обыска, что нахождение обнаруженных «чистых» объектов на покрытой пылью полке означает, что эти объекты были положены на пыльную полку позднее, чем обрадовалась пыль. Вместе с тем, когда дверь в это подвальное помещение была открыта, никаких следов на полу не зафиксировано. Следы на полу образовались только после того, как участники обыска зашли в данное помещение, на что мной обращено внимание понятых, когда был составлен протокол обыска и мной вносились в него замечания.

Более того, на указанные объекты показал оперативный сотрудник, который, по версии защиты, и подбросил эти объекты на полку, так как именно он находился рядом с полками, когда следователь и понятые осматривали содержимое книжного шкафа, расположенного напротив вертикальных полок (стеллажей).

Читайте также:  Не установлен счетчик на газ до 1 января 2020 года

При таких обстоятельствах, законность обнаружения изъятых объектов вызывает неустранимое сомнение, что исключало признание их по уголовному делу вещественными доказательствами.

3. Вещественные доказательства хранились ненадлежащим образом.

Хранение вещественных доказательств регламентировано положениями ст.82 УПК РФ.

В соответствии с ч.1. ст.82 УПК РФ, вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле, с соблюдением ведомственной Инструкции о порядке хранения вещественных доказательств.

Согласно материалов уголовного дела, в период с _______ по _______ и в период с _______ по ________ следователь находился в отпуске. В связи с чем уголовное дело принимал к своему производству другой следователь У.__________, кабинет которого находится в другом месте.

Однако, принимая уголовное дело к своему производству, новый следователь У.__________ не принимал на хранение вещественные доказательства и место их нахождения в указанный период времени неизвестно. Кто мог иметь доступ в кабинет следователя во время его отпуска, также неизвестно, что вытекает из ответа начальника следственного отдела на запрос адвоката.

Ненадлежащее хранение вещественных доказательств подтверждается фактом отсутствия в уголовном деле первичных упаковок, в которые были помещены изъятые предметы и документы по завершении обыска, а также фактом нарушения целостности упаковки, в которую были помещены вещественные доказательства после их осмотра следователем на момент их направления для производства экспертизы. На это указано в заключении экспертов, где они описывали состояние объектов, поступивших от следователя согласно постановлению о назначении судебной экспертизы.

При таких обстоятельствах, ни вещественные доказательства, ни заключение экспертов не отвечают признакам доказательств и подлежат исключению из числа доказательств на основании ч.1, ст.75 УПК РФ.

На основании вышеизложенного,

руководствуясь ст. ст. 53; 75, 81; 182; 183 УПК РФ , —

ПРОШУ:

Исключить из числа доказательств по настоящему уголовному делу все вещественные доказательства, изъятые в коттедже обвиняемого К.___________ по время обыска «___» ________ 20___ г.

Исключить из числа доказательств также заключение экспертов №___ от «___» ________ 20___ г, поскольку при производстве данной экспертизы использовались указанные вещественные доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона.

— копия загранпаспорта К., имеющего штампы выезда из РФ;

— копии фотографий К. по месту его пребывания вне пределов РФ;

Следователем был объявлен перерыв для поиска ключа и открытия подвальных помещений и в это время понятые ходили в туалет. В этот момент они вообще не могли видеть оперативных сотрудников, которые якобы вышли на улицу курить, но, где они в действительности в это время находились, в протоколе обыска не зафиксировано.

Ходатайство об исключении доказательств

Одной из задач защитника в уголовном процессе является оценка собранных следователем по уголовному делу доказательств с позиции их относимости, допустимости и достоверности. Если хотя бы один из этих признаков нарушен, доказательства могут быть признаны недопустимыми. В таком случае адвокат заявляет ходатайство об исключении доказательств из уголовного дела. Поскольку одинаковых уголовных дел не бывает, по каждому уголовному делу ходатайство об исключении доказательств будет содержать различные основания.

Ходатайство об исключении доказательств – это документ, который адвокаты-защитники довольно часто заявляют следователю или суду, работая по уголовным делам.

Дело в том, что по уголовным делам, защитнику постоянно приходится оценивать собранные по делу доказательства. При этом преследуется цель – оценить доказательства, на которых сторона обвинения пытается привлечь то или иное лицо к уголовной ответственности, с позиции их относимости, допустимости и достоверности. Вопросы признания доказательств недопустимыми уже были рассмотрены в одной из публикаций (Доказывание в уголовном процессе). Здесь же представлен образец ходатайства об исключении доказательств по уголовному делу.

Поскольку одинаковых уголовных дел не бывает, по каждому уголовному делу ходатайство об исключении доказательств будет содержать различные основания.

В данной заметке представлю читателю ходатайство об исключении доказательств, которое было мной когда-то составлено по одному из дел, рассмотренных с моим участием (сведения об участниках по понятным причинам мной исключены).

3) Нарушен порядок, предусмотренный ст. 193 УПК РФ, опознания предметов, представленных для опознания потерпевшей К. (том 2 л.д. 49-51, 52-54, 55-57, 58-60, 61-63, 64-66, 67-69, 70-72, 73-75, 76-78, 79-81, 82-84, 85-87, 88-90, 91-93, 94-96, 97-99, 100-102), поскольку в своих показаниях, предшествовавших опознанию (том 2 л.д. 44-49), они не назвала ни одной конкретной приметы или особенности, по которым сможет опознать свои вещи, заявляя в некоторых случаях, что ее вещи «без примет». В ходе опознания предметов она также не назвала ни одного признака, по которым она определила, что та или иная вещь принадлежит именно ей.

Ходатайство об исключении доказательств, полученных с нарушением УПК

Судье ______ районного суда города Москвы

от адвоката Шарова Дениса Васильевича,

защитника обвиняемой Б.

Ходатайство

об исключении доказательств, полученных с нарушением требований УПК РФ, и возвращении уголовного дела прокурору на основании п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ

«__» ______ 20__ г. в отношении Б. возбуждено уголовное дело №__ по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159 УПК РФ.

«14» сентября 2018 г. обвиняемой Б. было перепредъявлено обвинение и составлен протокол ее допроса в качестве обвиняемой (т.__ л.д.__, соответственно)

В этот же день, «14» сентября 2018 г. Следователь ___________ следственного управления по городу Москве, лейтенант юстиции М. уведомил потерпевших П. и Н. об окончании предварительного следствия (т.__ л.д.__).

После чего, в этот же день, он уведомил обвиняемую Б. ее защитника А. об окончании предварительного следствия, составив протокол уведомления об окончании следственных действий (т.__ л.д.__).

В деле также имеется график ознакомления обвиняемой Б. и ее защитника – адвоката А. от 14 сентября 2018 г., свидетельствущий о начале процедуры их ознакомления с материалами уголовного дела, а именно об ознакомлении с 2 листами тома №1, которое произошло 14 сентября 2018 г. с 20 час. 35 мин. до 20 час. 45 мин. (т.__ л.д. __).

Далее, в деле находится постановление следователя М. о возобновлении следственных действий, вынесенное опять же 14 сентября 2018 г. (т.__ л.д. __) и два сопроводительных письма о направлении копии постановления о возобновлении следственных действий, отправленных 14 сентября 2018 г., одно в адрес обвиняемой Б. и ее защитника А., второе – потерпевшим П. и Н. (т.__ л.д. __, соответственно).

У стороны защиты имеются веские основания полагать, что данное постановление, а также приведенные выше сопроводительные письма были сфальсифицированы следствием.

14 сентября 2018 г. указанное постановление о возобновлении следственных действий не могло быть вынесено и направлено заинтересованным лицам по следующим причинам:

Во-первых, в тексте самого постановления, которое якобы от 14 сентября 2018 г., указано следующее: «Срок предварительного следствия по уголовному делу неоднократно продлевался, последний раз – 7.12.2018 заместителем руководителя Главного следственного управления _____ по городу Москве на 01 месяц 00 суток, а всего до 06 месяцев 00 суток, то есть до 16.02.2019» (т.__ л.д. __). И, далее, «обвиняемой Б. 17.08.2018 ______ районным судом г. Москвы избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, срок которой 08.11.2018 продлен до 04 месяцев 29 суток, то есть до 15.01.2019» (т.__ л.д. __).

Понятно, что 14 сентября 2018 г. следователь М. владеть этой информацией просто не мог. Следовательно, 14 сентября 2018 г. никакого постановления о возобновлении следственных действий не выносилось. По всей видимости, оно было вынесено позднее и задним числом, когда указанная в нем информация была уже доступна следователю.

Во-вторых, в постановлениях о возбуждении перед руководителем следственного органа ходатайства о продлении срока предварительного следствия от 1 октября 2018 г. – до 3 месяцев; от 31 октября 2018 г. – до 5 месяцев; от 30 ноября 2018 г. – до 6 месяцев, в качестве единственной причины продления срока следствия названо завершение с обвиняемой и ее защитником требований, предусмотренных ст. 217 УПК РФ и составление обвинительного заключения (т. __ л.д. __, соответственно).

Как такое возможно, если следователь М. 14 сентября 2018 руководствуясь ст. 38 УПК РФ возобновил производство следственных действий?

В-третьих, в постановлениях о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей обвиняемой Б. от 8 октября 2018 г. – до 3 месяцев; от 2 ноября 2018 г. – до 4 месяцев 29 суток содержится аналогичная единственная причина продления, а именно необходимость завершения с обвиняемой и ее защитником выполнения требований, предусмотренных ст. 217 УПК РФ и составление обвинительного заключения (т. __ л.д. __, соответственно).

Ровно та же причина содержится и в самих постановлениях ______ районного суда о продлениях срока содержания под стражей обвиняемой Б. от 12 октября 2018 г. – до 3 месяцев; от 8 ноября 2018 – до 4 месяцев 29 суток (т. __ л.д. __, соответственно).

Так в постановлении ______ районного суда от 12 октября 2018 г. указано: «Следователь ___________ следственного управления по городу Москве М. обратился в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей в отношении обвиняемой Б. на 01 месяц 00 суток, а всего до 03 месяцев 00 суток, то есть до 16 ноября 2018 г., указывая на то, что по делу необходимо завершить с обвиняемой и ее защитником выполнение требований, предусмотренных ст. 217 УПК РФ, составить обвинительное заключение, после чего направить уголовное дело прокурору для разрешения вопросов, отнесенных к его компетенции, с соблюдением требований Постановления Конституционного суда РФ от 22.03.2005 № 4-П» (т.__ л.д.__).

О каком выполнении требований ст. 217 УПК РФ могла идти речь 12 октября 2018 г., если 14 сентября 2018 г. сам же следователь М. вынес постановление о возобновлении следственных действий.

Получается, что следователь М. либо вводил в заблуждение суд и вышестоящих руководителей следственных органов, либо, что более обосновано, (о чем свидетельствует сам текст постановления), никакого постановления о возобновлении следственных действий 14 сентября 2018 г. вообще вынесено не было. Оно появилось позднее и задним числом, следовательно, было сфальсифицировано.

Таким образом, после уведомления 14 сентября 2018 г. потерпевших, а также обвиняемой и ее защитника об окончании предварительного следствия и начала их ознакомления с материалами уголовного дела, производство следственных действий в установленном уголовно-процессуальным законом порядке возобновлено не было.

Следовательно, все следственные действия, проведенные после 14 сентября 2018 г., а именно, дополнительные допросы потерпевших П. (т.__ л.д.__) и Н. (т.__ л.д.__), дополнительный допрос свидетеля М. (т.__ л.д.__), допрос свидетелей А. (т.__ л.д.__), Т. (т.__ л.д.__), Г. (т.__ л.д.__), назначение и производство экспертизы (т.__ л.д.__), очная ставка между обвиняемой Б. и потерпевшим Н. (т.__ л.д.__) и др., произведены незаконно, а собранные в ходе их производства доказательства должны быть признаны недопустимыми, как полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона (п.3 ч.2 ст. 75 УПК РФ).

В обвинительном заключение следователь М. ссылается на вышеперечисленные недопустимые доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона в ходе производства следственных действий после 14 сентября 2018 г., что дает основание полагать, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований уголовно-процессуального кодекса и исключает возможность постановления судом приговора (п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ)

На основании изложенного, руководствуясь ст. 271 УПК РФ,

П Р О Ш У:

1. Признать доказательства, полученные в ходе производства следственных действий после 14 сентября 2018 г. недопустимыми по изложенным выше причинам.

2. Возвратить уголовное дело прокурору на основании п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ.

3. В порядке ч. 4 ст. 29 УПК РФ отреагировать на факт нарушения закона, выразившийся в фальсификации следствием постановления о возобновлении следственных действий от 14 сентября 2018 г.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 271 УПК РФ,

Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства

Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства

1. Стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства. В случае заявления ходатайства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд.

2. Ходатайство об исключении доказательства должно содержать указания на:

1) доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона;

2) основания для исключения доказательства, предусмотренные настоящим Кодексом, и обстоятельства, обосновывающие ходатайство.

3. Судья вправе допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве. В случае, если одна из сторон возражает против исключения доказательства, судья вправе огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в уголовном деле и (или) представленные сторонами.

4. При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований настоящего Кодекса, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство.

5. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

6. Если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, то стороны либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда.

Читайте также:  Выплатить выкупную цену

7. При рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

2) основания для исключения доказательства, предусмотренные настоящим Кодексом, и обстоятельства, обосновывающие ходатайство.

Ходатайство об исключении доказательств по уголовному делу

  • чтобы разговор, зафиксированный во время «прослушки» телефонного разговора, был принят в качестве доказательства, сама «прослушка» должна быть санкционирована;
  • показания, данные малолетним свидетелем без участия педагога, будут считаться полученными в нарушение закона;
  • любое вещественное доказательство должно быть приобщено к материалам дела посредством соответствующего постановления;
  • доказательства, полученные в результате обыска, должны быть подтверждены санкцией на обыск и соответствующим протоколом с участием понятых и т.д.

Какие доказательства могут быть признаны недопустимыми в уголовном процессе?

Ст. 75 Уголовно-процессуального кодекса РФ гласит, что недопустимыми могут быть признаны только доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ. К примеру, такой вариант развития событий возможен в следующих случаях:

Следственное действие по собиранию доказательств произведено лицом, не управомоченным на это;

Следственное действие, в производстве которого, согласно закону, обязательно участие понятых, произведено без их участия;

Свидетель, давший показания, не может указать источник своей осведомленности;

Показания подозреваемого/обвиняемого были даны в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтверждены им в суде;

Показания потерпевшего/свидетеля основаны на догадках, предположениях или слухах;

Показания были получены с применением обмана, угроз и других незаконных мер.

Ст. 75 Уголовно-процессуального кодекса РФ гласит, что недопустимыми могут быть признаны только доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ. К примеру, такой вариант развития событий возможен в следующих случаях:

Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства

СТ 235 УПК РФ

1. Стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства. В случае заявления ходатайства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд.

2. Ходатайство об исключении доказательства должно содержать указания на:

1) доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона;

2) основания для исключения доказательства, предусмотренные настоящим Кодексом, и обстоятельства, обосновывающие ходатайство.

3. Судья вправе допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве. В случае, если одна из сторон возражает против исключения доказательства, судья вправе огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в уголовном деле и (или) представленные сторонами.

4. При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований настоящего Кодекса, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство.

5. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

6. Если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, то стороны либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда.

7. При рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

1. Стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства. В случае заявления ходатайства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд.

Исключение доказательств в судебном процессе

Гражданский процессуальный и арбитражный процессуальный закон предъявляет довольно жесткие требования к доказательствам, представляемым участниками процесса. В числе основных требований к доказательствам по гражданским делам можно указать на требования относимости и допустимости, которые формулируются Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – ГПК) и Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – АПК) примерно сходным образом (ст. ст. 59, 60 ГПК; ст. ст. 67, 68 АПК). Анализ других положений закона, а также доктрины процессуального права позволяют прийти к выводу о существовании и иных требований, предъявляемых к доказательствам по гражданским делам, в частности требования достоверности (ч. 3 ст. 67, ч. 1 ст. 71, ч. 2 ст. 369 ГПК; ч. ч. 2 – 3 ст. 71, ч. 1 ст. 75, ч. 2 ст. 287, ч. 4 ст. 305 АПК).

Научно-практические разработки критериев, которым должны отвечать представляемые сторонами и другими лицами, участвующими в деле, доказательства, нашедшие отражение в соответствующем массиве процессуальных норм, с неизбежностью порождают вопрос о последствиях, наступающих при несоответствии доказательств установленным критериям. Частично ответ на данный вопрос лежит на поверхности и сводится к тому, что в распоряжении суда (арбитражного суда) имеется ряд процессуальных средств, направленных на недопущение в процесс недоброкачественных доказательств либо на дезавуацию последствий, которые могут быть ими вызваны. В числе таких средств укажем на следующие:

1) суд (арбитражный суд) может не принять доказательства, которые, по их мнению, не имеют отношения к рассматриваемому делу, т.е. являются неотносимыми. Однако не исключено, что суду придется высказаться по поводу относимости доказательства и позднее, при оценке доказательств (ч. 3 ст. 67 ГПК; ч. 2 ст. 71 АПК), предварительно приобщив их к материалам дела;

2) суд может в ходе оценки отвергнуть доказательства с указанием мотивов, почему такие доказательства не приняты в качестве средств обоснования выводов суда (ч. 4 ст. 67 ГПК).

Арбитражный суд может отказать в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений, путем указания в судебном акте соответствующих мотивов (ч. 7 ст. 71 АПК). Совершенно очевидно, что “отказ в принятии доказательств” означает здесь отказ в принятии их как средства установления определенных фактов, а не отказ в приобщении к материалам дела;

3) закон устанавливает запрет ссылки в ходе судебных прений на доказательства, которые не исследовались в судебном заседании (ч. 1 ст. 191 ГПК, ч. 4 ст. 164 АПК). Соответственно, запрет ссылки на такие доказательства подразумевает и невозможность их представления в суд;

4) в некоторых случаях закон формулирует однозначный запрет, относящийся не только к оценке содержания определенных доказательств, но и к процессуальным способам их исследования.

Так, не подлежат допросу в качестве свидетелей отдельные категории лиц, обладающих абсолютным свидетельским иммунитетом (ч. 3 ст. 69 ГПК, ч. ч. 5 – 6 ст. 56 АПК);

5) в законе отсутствует четкий алгоритм действий суда (арбитражного суда) в случае представления доказательств, которые, по мнению суда, являются недопустимыми. Критерий допустимости доказательств формулируется законом как подтверждение обстоятельств дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания (доказательствами), только этими средствами доказывания (доказательствами); такие обстоятельства не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (ст. 60 ГПК, ст. 68 АПК). Однако в науке имеется и более широкое понимание допустимости, в соответствии с которым рассматриваемый признак означает получение доказательств в соответствии с требованиями закона . Данный признак нашел свое отражение в ГПК и АПК: “доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда” (ч. 2 ст. 55 ГПК); “не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона” (ч. 3 ст. 64 АПК). Синтезируя широкое и узкое понимание допустимости, И.В. Решетникова выделяет общий характер (требование о получении информации из определенных законом средств доказывания с соблюдением порядка собирания, представления и исследования доказательств) и специальный характер допустимости (обязательность определенных средств доказывания для некоторых категорий дел или запрет использования каких-то из них для подтверждения конкретных обстоятельств дела) . В дальнейшем допустимость доказательств будет рассматриваться нами с учетом предложенного автором общего и специального критерия.
——————————–
См. например: Баулин О.В., Фильченко Д.Г. Доказательства и доказывание в гражданском судопроизводстве: Учебное пособие (под общ. ред. О.В. Баулина). Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2006. С. 104 – 105 и др.
Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2000. С. 147 – 148.

Ограничившись характеристикой признака допустимости доказательств, законодатель не установил правил обращения суда с недопустимыми доказательствами. Однако в арбитражном процессе имеются отдельные новеллы, могущие послужить хорошей базой для дальнейшего развития института исключения доказательств (внедрению которого посвящена настоящая статья) не только в арбитражном, но и в гражданском судопроизводстве. В числе таких норм можно привести следующие характерные положения:

а) регламентируя порядок выступления лиц в судебных прениях в арбитражном процессе, закон устанавливает запрет ссылки в ходе судебных прений на доказательства, которые признаны судом недопустимыми (ч. 4 ст. 164 АПК). Предполагается, что должен существовать специальный судебный акт констатации недопустимости того или иного доказательства;

б) АПК допускает исключение доказательств с согласия лица, их представившего, из числа доказательств по делу в случае поступления заявления о фальсификации доказательств в арбитражном процессе (п. 2 ч. 1 ст. 161 АПК). Исключение доказательств предстает здесь исключительно как процессуальное право лица, представившего доказательство, и ни при каких обстоятельствах не может быть инициировано судом по собственной инициативе.

Приведенный анализ немногочисленных процессуальных средств, находящихся в распоряжении суда и направленных на недопущение в процесс доказательств, не отвечающих установленным критериям, обусловливает необходимость разработки более универсальных и действенных приемов, препятствующих попаданию в материалы дела недопустимых доказательств и доказательств, полученных с нарушением требований закона. Безусловно, суд или арбитражный суд могут не принять доказательство, не отвечающее требованию допустимости, однако это не решает проблемы, поскольку помимо напрашивающегося возражения о том, что такое право суда предусмотрено законом только в отношении неотносимых доказательств, можно указать на то, что доказательства представляются в суд лицами, участвующими в деле, не только классическим путем, посредством заявления соответствующих ходатайств в судебном заседании, но и другими способами, исключающими разумный контроль над поступлением таких доказательств со стороны суда и лиц, участвующих в деле. Это может быть поступление доказательств совместно с исковым заявлением или возражениями против него, сдача документов-доказательств в канцелярию суда или направление их по почте и др. В этих случаях суд не может не принять доказательства, поскольку они попадают в материалы дела техническим, внепроцессуальным путем.

Полагаем, что в данном случае полезным выступило бы заимствование имеющегося в уголовном процессуальном праве института исключения доказательств, полученных с нарушением требований закона (ст. 235 УПК РФ). Э.М. Мурадьян при проведении параллелей между различными процедурами судебного права указывалось на то, что в ГПК есть только общие нормы, основания для процедуры исключения доказательств . В науке гражданского процесса М.А. Фокиной уже было высказано мнение о том, что “нарушение закона при получении доказательства является безусловным основанием для его исключения независимо от содержания и значимости для установления фактических обстоятельств дела” . В отдельных публикациях встречаются и частные указания на возможность такого заимствования; нередко при этом исключение доказательств представляется авторами как уже действующий институт гражданского процессуального права .

——————————–
Мурадьян Э.М. Судебное право (в контексте трех процессуальных кодексов): Монография. М.: ТК Велби; Изд-во “Проспект”, 2003. С. 17.
Фокина М.А. Вопросы гармонизации публично-правового и частноправового начала в доказывании по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. N 12. С. 15 – 16.
См. например: Галяшина Е.И., Галяшин В.Н. Фонограммы как доказательства по гражданским делам // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. N 1; Мохов А.А. Специфика экспертного заключения как судебного доказательства // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 9; Он же. Проверка экспертного заключения на допустимость в гражданском судопроизводстве // Эксперт-криминалист. 2007. N 2.

Основные положения, касающиеся института исключения доказательств в уголовном процессе, сводятся к тому, что стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства (ч. 1 ст. 235 УПК); если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства (ч. 5 ст. 235 УПК); если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, то стороны либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда (ч. 6 ст. 235 УПК).

В пользу внедрения института исключения доказательств в гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное право можно привести ряд теоретических и практических аргументов, свидетельствующих в целом о повышении эффективности и оптимизации регламента гражданского и арбитражного судопроизводства. Теоретическая и практическая ценность рассматриваемого института состоит, на наш взгляд, в следующих положениях:

1) четкое определение статуса имеющихся в деле доказательств является частным проявлением принципа правовой определенности. Исключение недопустимых доказательств из числа доказательств по делу позволит суду не исследовать и не оценивать такие доказательства в ходе производства по делу; соответственно лица, участвующие в деле, не смогут ссылаться на такие доказательства в обоснование своих требований и возражений. М.А. Фокина справедливо обращает внимание на нелогичность ситуации, при которой доказательства, полученные с нарушением закона, фигурируют на этапах возбуждения, подготовки и судебного разбирательства дела, не утрачивая при этом статуса судебных доказательств, и получают негативную оценку только при вынесении решения. Наиболее оптимальным моментом для решения вопроса об исключении доказательства автор считает подготовительную часть судебного заседания (в порядке ст. 166 ГПК), а также окончание рассмотрения дела по существу, если были допущены нарушения при исследовании доказательств .
——————————–
Фокина М.А. Указ. соч. С. 15 – 16.

Читайте также:  Список отделений ПФР в Карачаево-Черкесской Республике

Исключение судом недопустимых доказательств сделает более прогнозируемым будущее судебное решение и позволит сторонам понять мотивы принятого решения. Зачастую участники процесса, предполагая даже со значительной степенью вероятности недопустимость определенного доказательства и приводя перед судом соответствующие доводы, тем не менее питают сомнения по поводу того, разделяется ли их уверенность органом судебной власти. Это вынуждает лиц, делающих заявление о недопустимости доказательств, отыскивать иные доводы, направленные на опровержение таких доказательств, на тот случай, если суд в решении не согласится с оценкой доказательств как недопустимых. В свою очередь, это заставляет участников занимать противоречивую процессуальную позицию, ссылаясь, с одной стороны, на недопустимость конкретного доказательства, а с другой стороны, давая таким доказательствам оценку в совокупности с другими доказательствами;

2) процедура исключения доказательств способна стимулировать активность тяжущихся в духе принципа состязательности гражданского и арбитражного процесса. Так, признание доказательств недопустимыми и исключение их из процесса заставит лицо, представившее такое доказательство, предпринимать попытки, направленные на поиск новых доказательств, призванных обосновать его позицию. Исключение доказательств судом ориентирует лиц, заинтересованных в сохранении исключенного доказательства, на поиск других доказательств, опровергающих факты, послужившие основанием для соответствующего вывода суда. М.А. Фокина обоснованно признает за лицом, участвующим в деле, право поставить вопрос о признании исключенного доказательства допустимым . Одновременно лицо, чьим интересам отвечает исключение доказательства, не лишено права опровергать, в т.ч. при помощи дополнительных доказательств, доводы своего оппонента в пользу возвращения исключенного доказательства в процесс. Таким образом, нельзя не признать, что поиск реабилитирующих доказательств способствует в целом повышению активности тяжущихся и стимулирует их к наиболее полному наполнению дела доказательственным материалом;
——————————–
Там же. С. 16.

3) институт исключения доказательств способствует немалой экономии процессуальных ресурсов, которые неизбежно были бы затрачены на последующее исследование заведомо недопустимых доказательств, их интерпретацию участниками судебных прений, а также на оценку их судом;

4) институт исключения доказательств лежит в русле обеспечения законности гражданского и арбитражного судопроизводства. Исключение доказательств – это констатация незаконности представленного доказательства; это своего рода санкция, мера принуждения для лица, представившего недопустимое доказательство и обязанного смириться с тем, что ожидаемые им результаты доказательственной деятельности, связываемые с наличием такого доказательства, не будут достигнуты.

Детализация процессуального регламента гражданского и арбитражного судопроизводства в части внедрения института исключения доказательств позволяет сделать ряд замечаний:

1) исключение доказательств возможно только в отношении уже представленных в материалы дела доказательств (направленных в суд совместно с исковым заявлением или возражениями против иска, поступивших по почте или через канцелярию суда и др.). Если лицо путем заявления соответствующего ходатайства только претендует на представление доказательства, являющегося, по мнению суда, недопустимым, суду достаточно отказать в удовлетворении такого ходатайства, в т.ч. со ссылкой на недопустимость доказательства. Еще раз подчеркнем, что исключение возможно лишь в отношении предмета, уже находящегося в некой общности других предметов;

2) исключение доказательств должно оформляться протокольным определением судьи, которое, впрочем, должно быть мотивированным;

3) определение об исключении доказательства, равно как и определение об отказе в удовлетворении ходатайства лица, участвующего в деле, об исключении доказательства, обжалованию не подлежит; иное позволило бы отдельным лицам неоправданно затянуть процесс. Однако доводы в пользу незаконности исключения доказательства, равно как и доводы в пользу незаконного отказа в исключении доказательства, могут быть включены в жалобу на судебный акт в целом;

4) исключенное судом доказательство должно остаться в материалах дела. Это позволит суду вышестоящей инстанции оценить правильность выводов суда по поводу исключения доказательства, и в случае, если суд придет к выводу о незаконности исключения, доказательство останется в материалах дела и будет исследовано либо судом первой инстанции (при отмене судебного акта и направлении дела на новое рассмотрение), либо самим судом вышестоящей инстанции (например, апелляционной инстанцией в гражданском или арбитражном процессе). Таким образом, исключение доказательства означает не физическое устранение его из числа материалов по делу, а юридическую констатацию лишения его доказательственной силы.

Приведенные доводы в пользу необходимости института исключения доказательств в гражданском и арбитражном процессе, а также анализ сопутствующих рассматриваемому институту процессуальных действий позволяют сформулировать само понятие исключения доказательств по гражданскому делу. Наиболее оправданным является определение указанного понятия с функциональной точки зрения, когда исключение доказательств предстает как устранение доказательства из гражданского и арбитражного процесса вследствие его недопустимости, означающее констатацию дефектности доказательства с точки зрения закона и юридическую невозможность исследования и оценки такого доказательства судом, а равно запрет ссылки на такое доказательство лицами, участвующими в деле.

б) АПК допускает исключение доказательств с согласия лица, их представившего, из числа доказательств по делу в случае поступления заявления о фальсификации доказательств в арбитражном процессе (п. 2 ч. 1 ст. 161 АПК). Исключение доказательств предстает здесь исключительно как процессуальное право лица, представившего доказательство, и ни при каких обстоятельствах не может быть инициировано судом по собственной инициативе.

Порядок заявления

Когда заявлять ходатайство об исключении доказательств по уголовному делу? Обращение может быть подано на различных этапах уголовного процесса.

  • лицом, уполномоченным на проведение следственных мероприятий (следователем, дознавателем, прокурором);
  • из источников, признаваемых законодательством;
  • с соблюдением существующего процессуального порядка;
  • с соблюдением требований по фиксации всех следственных действий (хода действий, результата).

Порядок заявления

Когда заявлять ходатайство об исключении доказательств по уголовному делу? Обращение может быть подано на различных этапах уголовного процесса.

  • лицом, уполномоченным на проведение следственных мероприятий (следователем, дознавателем, прокурором);
  • из источников, признаваемых законодательством;
  • с соблюдением существующего процессуального порядка;
  • с соблюдением требований по фиксации всех следственных действий (хода действий, результата).

Ходатайство об исключении из материалов дела доказательств, полученных с нарушением закона

Среди таких доказательств могут быть протокол, если водителю не разъясняли права, свидетельские показания, если свидетель не был предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, данные технических средств, если на них отсутствуют сертификаты и данные о поверке, рапорты сотрудников ГИБДД, т.к. они по сути являются свидетельскими показаниями, а никто инспекторов об ответственности за дачу ложных показаний не предупреждал и т.п.

В соответствии с п.18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.05 N5 при рассмотрении дела об административном правонарушении собранные по делу доказательства должны оцениваться в соответствии со статьей 26.11 КоАП РФ, а также с позиции соблюдения требований закона при их получении (часть 3 статьи 26.2 КоАП РФ). Нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные частью 1 статьи 25.1, частью 2 статьи 25.2, частью 3 статьи 25.6 КоАП РФ, статьей 51 Конституции Российской Федерации, а свидетели, специалисты, эксперты не были предупреждены об административной ответственности соответственно за дачу заведомо ложных показаний, пояснений, заключений по статье 17.9 КоАП РФ, а также существенное нарушение порядка назначения и проведения экспертизы.

об исключении из материалов дела доказательств, полученных с нарушением закона.

В Вашем введении находится производство по делу об административном правонарушении в отношении Иванова Ивана Ивановича.

В соответствии со ст.26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

Согласно ч.3 ст.28.2 КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, а также иным участникам производства по делу разъясняются их права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом, о чем делается запись в протоколе.

В соответствии с п.18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.05 N5 нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, которому не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ч.1 ст.25.1 КоАП РФ, ст. 51 Конституции Российской Федерации.

Как было установлено в судебном заседании инспектор ДПС при составлении протокола права водителю не разъяснял, в протоколе имеется запись водителя о том, что права ему не разъяснены. Сам инспектор ДПС данный факт не оспаривает.

Таким образом, протокол об административном правонарушении составлен с нарушением требований ст.28.2 КоАП РФ и не может использоваться как доказательство.

В соответствии с вышеизложенным, на основании ст.ст. 24.4, 25.1, 26.2, 28.2 КоАП РФ

Прошу

1.Исключить из материалов дела протокол об административном правонарушении, как доказательство, полученное с нарушением закона.

2. Рассмотреть ходатайство немедленно, а в случае отказа в его удовлетворении вынести определение в письменном виде, согласно ч.2 ст.24.4 КоАП РФ.

1.Исключить из материалов дела протокол об административном правонарушении, как доказательство, полученное с нарушением закона.

Статья 235 УПК РФ. Ходатайство об исключении доказательства

1. Стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства. В случае заявления ходатайства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд.

2. Ходатайство об исключении доказательства должно содержать указания на:

1) доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона;

2) основания для исключения доказательства, предусмотренные настоящим Кодексом, и обстоятельства, обосновывающие ходатайство.

3. Судья вправе допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве. В случае, если одна из сторон возражает против исключения доказательства, судья вправе огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в уголовном деле и (или) представленные сторонами.

4. При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований настоящего Кодекса, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство.

5. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

6. Если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, то стороны либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда.

7. При рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

7. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство в ходе судебного разбирательства может быть исследовано лишь в одном случае – когда судом удовлетворено заявленное одной из сторон ходатайство о повторном рассмотрении вопроса о допустимости исключенного из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, доказательства.

Комментарии к ст. 235 УПК РФ

1. Помимо перечисленных в ч. 2 коммент. ст. реквизитов ходатайство об исключении доказательства должно содержать ссылку на доказательства, подтверждающие недопустимость доказательства.

2. Проверяя обстоятельства, о которых сообщается в ходатайстве, судья вправе допросить не только свидетеля, но и обвиняемого, а также потерпевшего, эксперта.

3. Как бы не именовался приобщенный судьей к делу в рамках предварительного слушания документ (“заключение эксперта”, “протокол допроса”), он составлен вне уголовного процесса по данному делу (на нем не отражены следы исследуемого преступления), а это значит, что по закрепленному в ч. 2 ст. 74 УПК источнику сведений он является иным документом.

4. На стороне защиты бремя доказывания лежит лишь в тех случаях, когда ею ходатайство об исключении доказательства обосновывается иным помимо нарушений требований УПК основанием (заключение эксперта вызывает сомнение в своей научной обоснованности, нарушены нормы нравственности или истинности).

5. Кассационной палатой Верховного Суда РФ недопустимым доказательством признается, к примеру, заключение эксперта, когда постановление о назначении судебной экспертизы не было своевременно (до производства судебной экспертизы) предоставлено обвиняемому, чтобы он мог заявить отвод эксперту; попросить о назначении эксперта из числа указанных им лиц; представить дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта и т.д.

6. Недопустимым доказательство может быть признано, к примеру, заключение эксперта, если оно вызывает сомнение в своей научной обоснованности.

7. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство в ходе судебного разбирательства может быть исследовано лишь в одном случае – когда судом удовлетворено заявленное одной из сторон ходатайство о повторном рассмотрении вопроса о допустимости исключенного из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, доказательства.

8. О допустимости доказательств см. содержание и комментарий к ст. 75 УПК.

9. См. также комментарий к ст. 335 УПК.

9. См. также комментарий к ст. 335 УПК.

Добавить комментарий