Функции ювенального уголовного судопроизводства

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум – 2013

2) усложненный субъектный состав уголовно-процессуальных отношений; 3) проявление особенностей уголовно-процессуальной формы при реализации уголовно-процессуальной деятельности;

Понятие ювенальной юстиции в рамках российского уголовного процесса

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 12.02.2015 2015-02-12

Статья просмотрена: 684 раза

Keywords: Alzheimer’s disease, biomarkers, blood, cerebrospinal fluid, diagnosis

Предупредительная функция ювенального судопроизводства

Тема № 3 Функции ювенального судопроизводства, их значение.

1. Понятие функции ювенального судопроизводства.

2. Предупредительная функция ювенального судопроизводства.

3. Воспитательная функция ювенального судопроизводства.

4. Восстановительная функция ювенального судопроизводства.

5. Охранительная функция ювенального судопроизводства.

Понятие функции ювенального судопроизводства

Процессуальная функция суда в уголовном судопроизводстве Российской Федерации определяется ст. 15 УПК как функция разрешения уголовных дел. Функция (от лат. function — «исполнение») – обязанность, круг деятельности; назначение, роль. В юридической литературе это понятие используется давно и достаточно часто в различных значениях. В настоящее время вопрос об определении понятия функции остается дискуссионным, а варианты его разрешения во многом обусловлены особенностями дисциплин, в рамках которых он и рассматривается.

В теории права в юридическое понятие функций вкладывается двойной смысл:

Во-первых, это роль, которую осуществляет право или определенный правовой институт;

Во-вторых, основные направления правового регулирования (воздействия) на поведение субъектов.

Иными словами, функции – это направления правового воздействия, выражающие назначение правового института в упорядочении общественных отношений. При этом функции права «непосредственно связаны с действием права, с практической реализацией его свойств. его ролью и местом в структуре правовой системы общества».

Исходя из рассмотренных выше общих положений теории права, можно заключить: функции ювенального судопроизводства, как правового института, представляют собой определенные направления правового воздействия, выражающие назначение правосудия по делам несовершеннолетних, которые связаны при этом с практикой его осуществления. При этом они обусловлены его ролью и местом в ювенальной системе, а также в целом и системой защиты прав несовершеннолетних.

Функции суда по делам несовершеннолетних, выражающие его назначение, сочетают в себе, прежде всего, два направления правового воздействия: на субъект, совершившего преступление (воспитательно-охранительное), и на окружающую среду несовершеннолетнего (воспитательно-предупредительное воздействие). На основе международно-правовых стандартов в сфере правосудия по делам несовершеннолетних, а также судебной практики зарубежных стран в настоящей работе рассмотрены следующие функции ювенального судопроизводства: предупредительная, восстановительная, охранительная и воспитательная.

Предупредительная функция ювенального судопроизводства

Предупредительная функция ювенального судопроизводства предполагает устранение причин и условий, способствующих дезадаптации, безнадзорности, беспризорности, а также преступных действий среди несовершеннолетних. Поэтому она должна развиваться в двух направлениях:

I. Непосредственное предупреждение несовершеннолетних, совершивших преступление, предупреждение рецидива;

II. Раннее предупреждение (профилактическая работа с детьми «группы риска»).

При непосредственном предупреждении суд в первую очередь рассматривает условия, которые позволили привести ребенка к правонарушению88, и на основании этих выводов должен воздействовать на те тенденции в социальной среде, которые оказывают на ребенка негативное влияние.

Российский уголовно-процессуальный закон относит к «обстоятельствам, подлежащим установлению» по делам несовершеннолетних, «условия жизни и воспитания» (ст. 421 УПК). Однако механизм реализации данной обязанности суда остается за рамками правового регулирования. В классическом варианте предупредительная функция суда по делам несовершеннолетних направлена не только на выявление и устранение причин совершения преступления и исключение рецидивов среди несовершеннолетних правонарушителей, хотя это, безусловно, одно из важнейших направлений его деятельности. Однако развитие модели ювенальных судов помимо подрост тков, уже совершивших преступление, включают в объект профилактической деятельности и тех подростков, которые пока еще не являются правонарушителями, но в силу определенных негативных обстоятельств могут попасть в «группу риска», т.е. являются так называемыми потенциальными правонарушителями. При этом беспризорность — это не единственная причина попадания подростка в «группу риска». В плане предупредительной функции основная задача суда по делам несовершеннолетних при работе с детьми «группы риска» в России — «предупредить сам факт отсутствия надзора, поставив заслон возможному или уже возникшему следствию безнадзорности — противоправному поведению». Поэтому профилактическая работа должна предусматривать комплекс мер быстрого реагирования в зависимости от той или иной ситуации. Неэффективность деятельности субъектов предупреждения правонарушений несовершеннолетних (КДН, ОППН и др.) обусловлена сохранением устаревших методов работы, отсутствием инструментов диагностики кризисных ситуаций и должной организации социальной работы, перегруженностью, невысоким профессиональным потенциалом. Профилактика в основном ограничивается изолированными инициативами и отдельными правозащитными мерами на уровне микрорайонов, находящимися исключительно от общественных организаций и практически не влияющими на внешние факторы, способствующими преступности среди подростков.

За рубежом, как следует заметить, программы профилактики разрабатываются на всех уровнях и в разных областях, начиная от общественного здравоохранения и образования до служб психологической и юридической защиты несовершеннолетних и поддержке семьи. Что же касается государства, то оно на это выделяет соответственно огромные ежегодные дотации.

В связи с этим, как нам представляется, необходим комплексный подход к решению проблемы девиантного поведения несовершеннолетних и согласованная работа всех звеньев ювенальной системы: судов, комиссий по делам несовершеннолетних, правоохранительных органов, органов опеки и попечительства, учреждений социальной защиты несовершеннолетних, социально-реабилитационных центров и приютов и т.д. При этом системность их работы должна прослеживаться как на досудебной стадии, так и в период судебного разбирательства и после вынесения судебного решения.

Таким образом, обозначенный подход может быть обеспечен путем:

– четкого определения обязанностей компетентных организаций, учреждений и сотрудников, участвующих в деятельности по предупреждению преступного поведения несовершеннолетних;

– создания механизмов координации деятельности учреждений в области предупреждения преступности;

– обеспечения тесного сотрудничества между государственными и местными органами управления с участием представителей учреждений, занимающихся вопросами трудоустройства, образования, социальными вопросами, правоприменительных и судебных учреждений в принятии совместных мер по предупреждению преступности среди несовершеннолетних и молодежи;

– подготовки квалифицированного персонала на всех уровнях.

– четкого определения обязанностей компетентных организаций, учреждений и сотрудников, участвующих в деятельности по предупреждению преступного поведения несовершеннолетних;

Функции ювенального уголовного судопроизводства

Уголовно-процессуальные функции традиционно рассматриваются в качестве сложной категории, а потому содержание данного понятия вызывает постоянную научную полемику. Связано это, в первую очередь, с емкостью самого понятия. Именно поэтому данный термин употребляется в различном контексте как для определения основных направлений уголовного процесса, так и для раскрытия основных направлений процессуальной деятельности участников уголовного судопроизводства. Следует согласиться с точкой зрения, согласно которой функции в уголовном судопроизводстве выполняют роль своеобразных кровеносных сосудов, принизывающих всю процессуальную деятельность, а сама «проблема уголовно процессуальных функций относится к категории тех, коим уделять внимание необходимо не от случая к случаю, а каждодневно, постоянно, непрерывно».36

Исходя из того, что в теории права правовые функции рассматриваются как «основные направления правового воздействия, выражающие роль права в упорядочении общественных отношений»37, функции ювенального уголовного судопроизводства могут быть рассмотрены в качестве основных направлений процессуальной деятельности участников ювенального уголовного судопроизводства. Функции ювенального уголовного судопроизводства опосредованы назначением последнего. В них находит свое выражение социальное назначение данного специфичного типа уголовного судопроизводства. Именно из такой позиции исходит и теория права, в рамках которой разрабатывается идея о проявлении сущности и социального назначения права в его функциях .

Социальное назначение ювенального уголовного судопроизводства, обусловленное текущей или перспективной уголовно-процессуальной политикой государства, определяет основные направления как уголовно-процессуальной деятельности в целом, так и отдельных ее субъектов, поскольку «исторически сложившееся особое назначение специализированного правосудия в отношении несовершеннолетних всегда определяло специфику ювенального суда»39.

Функции ювенального уголовного судопроизводства представляют собой не просто сложное, а именно системное образование, в основе которого лежит «совокупность действий и решений, объединенных единством цели»40. По справедливому мнению Л.Б.Алексеевой, функциональный анализ процессуальной деятельности должен строиться на уяснении целей и задач уголовного судопроизводства.41

Очевидно, что проблема функций ювенального уголовного судопроизводства относится к числу недостаточно разработанных проблем, как в отечественной, так и в зарубежной науке. В зарубежных системах ювенального уголовного судопро- изводства термин «функция» рассматривается как синонимичный терминам «назначение», «миссия» и используется чаще всего для описания отдельных направлений деятельности различных участников ювенального уголовного судопроизводства. Применительно к деятельности ювенального суда термин «функции» может использоваться как для уточнения юрисдикции, так и для обозначения отдельных специальных направлений деятельности ювенального суда, связанных с защитой несовершеннолетнего, с решением вопроса об альтернативе уголовному наказанию и другие42.

В России в связи с недостаточной изученностью как вопросов ювенальной юстиции в целом, так и ее уголовно-процессуальных аспектов, проблема функций вскользь исследуется в весьма ограниченном числе работ. Среди них можно выделить учебник «Основы ювенальной юстиции», автор которого – А.В.Комарицкий, уделяет внимание охранительной функции российского правосудия по делам о преступлениях несовершеннолетних43.

Функции ювенального судопроизводства в качестве одного из предметов исследования раскрывают авторы коллективной монографии «Уголовно-процессуальные вопросы организации ювенального судопроизводства в современной России».44 В данной научной работе предлагается рассматривать функции ювенального судопроизводства как правовой институт, закрепляющий «определенные направления правового воздействия, выражающие назначение правосудия по делам несовершеннолетних, которые связаны при этом с практикой его осуществления» и «обусловлены его ролью и местом в ювенальной системе, а также в целом и системой защиты прав несовершеннолетних»45.

Уголовно-процессуальные функции всегда связаны с субъектами процессуальной деятельности, поэтому следует согласиться с В.С.Зеленецким, который полагал, что «если отношение субъекта к определенному объекту рассматривать в качестве его социальной позиции (без которой нет и не может быть ни обвинения, ни зашиты, ни любой другой функции), а деятельность – как способ реализации этой позиции, то достигаемый в процессе такого взаимодействия названных элементов результат и представляет собой функцию»46. В ювенальном уголовном судопроизводстве субъекты процесса могут выполнять различные функции. В этой связи весьма спорной видится точка зрения тех исследователей, которые полагают, что понимание функции в контексте выбора субъектом определенного направления уголовно-процессуальной деятельности «фактически отрицает возможность нормативного определения уголовно-процессуальных функций и их носителей»47.

Понятие «процессуальные функции» не является синонимичным понятию «процессуальная деятельность», поскольку для первого характерно преобладание целевого и программного компонентов, а для второго преобладание операционного компонента. Реализация той или иной процессуальной функции может обуславливаться как объективными обстоятельствами (тип уголовного судопроизводства, действующая законодательная база, судебная система и т.п.), так и субъективными факторами, связанными с личностью участника уголовно-процессуальной деятельности. В.П.Нажимов в свое время справедливо подчеркивал, что «нельзя согласиться с утверждением, будто функция, выполняемая участником процесса, не зависит от его конкретной позиции в том или ином деле»48. Особенно это характерно для тех видов производства по уголовным делам, где велика роль дискреционных полномочий субъекта уголовно-процессуальной деятельности.

Специфика функций, реализуемых в рамках ювенального уголовного судопроизводства, определяет, в свою очередь, и различный субъектный состав участников судопроизводства. При этом несколько участников ювенального уголовного судопроизводства могут реализовывать, как различные, так и одну и ту же функцию. Естественно, что следователь, ведущий уголовное дело в отношении несовершеннолетнего, и адвокат-защитник, реализуют различные процессуальные функции. А тот же защитник и законный представитель в единстве выполняют процессуальную функцию защиты. Однако деятельность данных субъектов по реализации данной функции не будет идентичной. Таким образом, ювенальное уголовное судопроизводство, как никакое другое, зависит, прежде всего, от социального назначения данного вида судопроизводства, а также от социальной позиции его субъектов. В наиболее общем виде назначение правосудия по делам несовершеннолетних закреплено в широко известных Минимальных правилах отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинских правилах), которые определяю его как всестороннее обеспечение социальной справедливости для всех несовершеннолетних49.

Понятие «процессуальные функции» не является синонимичным понятию «процессуальная деятельность», поскольку для первого характерно преобладание целевого и программного компонентов, а для второго преобладание операционного компонента. Реализация той или иной процессуальной функции может обуславливаться как объективными обстоятельствами (тип уголовного судопроизводства, действующая законодательная база, судебная система и т.п.), так и субъективными факторами, связанными с личностью участника уголовно-процессуальной деятельности. В.П.Нажимов в свое время справедливо подчеркивал, что «нельзя согласиться с утверждением, будто функция, выполняемая участником процесса, не зависит от его конкретной позиции в том или ином деле»48. Особенно это характерно для тех видов производства по уголовным делам, где велика роль дискреционных полномочий субъекта уголовно-процессуальной деятельности.

§ 2. Понятие, назначение, функции и принципы ювенальной юстиции

В настоящее время среди видных ученых и специалистов в области разработки законодательства о несовершеннолетних нет единого мнения о том, что же такое «ювенальная юстиция» и насколько она необходима в России.

Однако при всем разнообразии взглядов на ювенальную юстицию можно выделить две наиболее правильные, отражающие суть рассматриваемого явления точки зрения.

Один из крупнейших отечественных специалистов в данной области Э.Б. Мельникова относит к ювенальной юстиции преимущественно специализированные судебные органы.

Другие ученые предлагают включить в систему ювенальной юстиции значительно более широкий круг органов, а именно:

• комиссии по делам несовершеннолетних; Уполномоченного по правам ребенка; специализированные органы и учреждения, в чью компетенцию входит решать те или иные задачи, связанные с молодежной политикой, обеспечением прав несовершеннолетних, борьбой с подростковой преступностью;

• органы опеки и попечительства над несовершеннолетними;

• ювенальные органы следствия и дознания, комитеты по делам семьи и несовершеннолетних;

• воспитательные колонии и другие учреждения длительной изоляции несовершеннолетних правонарушителей[237 – См., в частности: Ермаков В.Д., Илъчиков М.З., Абросимова Е.А., Автономов А. С., Хананашвили Н.Л. Федеральный закон «Основы законодательства о ювенальной юстиции Российской Федерации»: авторский проект. – М., 1999.-С. 8–9.].

Обе указанные точки зрения на ювенальную юстицию не противоречат друг другу и в целом дополняют и развивают основные ее принципы и задачи.

Обобщая вышеизложенное, сформулируем понятие «ювенальная юстиция».

ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ – это система правосудия в отношении несовершеннолетних граждан, главным звеном которой является суд по делам несовершеннолетних, объединяющая вокруг данного суда разные службы правоохранительных органов, органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, а также общественных правоохранительных органов.

Несовершеннолетние являются одной из наиболее криминально пораженных и наименее социально защищенных категорий населения, которая нуждается в обеспечении специальной повышенной правовой защиты.

Специфика преступности несовершеннолетних зависит от особенностей их социально-психологического развития: недостаточного уровня социализации, физической и психической незрелости, подверженности влиянию со стороны взрослых и неформальных лидеров среди подростков. По сравнению с взрослым несовершеннолетний обладает неполной дееспособностью, ограниченной свободой в передвижении, хранении и распоряжении своим имуществом.

Особенности несовершеннолетнего возраста, в свою очередь, обусловливают обязательное участие в осуществлении правосудия для несовершеннолетних специалистов в области психологии и педагогики детского и подросткового возраста, медицины, психиатрии и ряда других отраслей науки, а также особые требования к судьям, специализирующимся по делам несовершеннолетних, что является одним из принципиальных отличий ювенального суда от общеуголовного.

Важнейшей особенностью ювенального правосудия является то, что оно рассматривает ребенка не как объект репрессий, а как субъект реабилитации.

Принцип нацеленности на социализацию несовершеннолетнего имеет особое значение и характерен именно для ювенальной юстиции, поскольку ребенок – это человек в стадии социализации и его личность представляет особую ценность для общества.

Перед государством стоит задача обеспечить совершенствование межведомственной координации органов и служб профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и защиты их прав, установление эффективных механизмов взаимодействия данных органов и служб с судами, рассматривающими дела о преступлениях, формирование системы правосудия в отношении несовершеннолетних, соответствующей общепризнанным принципам и нормам международного права.

Организацией Объединенных Наций принято четыре документа , непосредственно затрагивающих вопросы предупреждения детской преступности и отправления правосудия в отношении несовершеннолетних и подготовки кадров для этого:

1) Конвенция о правах ребенка;

2) Минимальные стандартные правила, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) 1985 г.;

3) Руководящие принципы для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (принятые в Эр-Рияде) 1990 г.;

4) Правила защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, 1990 г.

В этих актах международного права сформулирована политика обращения с несовершеннолетними, совершающими правонарушения, включающая в себя в качестве структурных элементов :

• обеспечение гарантий соблюдения прав человека в отношении несовершеннолетних правонарушителей;

• применение мер, альтернативных лишению свободы;

• осуществление ареста, задержания или лишения свободы ребенка лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более короткого периода времени;

• отказ от назначения наказания несовершеннолетним в виде смертной казни или пожизненного тюремного заключения.

Одним из главных положений указанных актов является положение о том, что первоочередная задача в работе с несовершеннолетними предупреждение правонарушений. Причем это положение связывается не только с детьми-правонарушителями, но и с детьми в целом.

Исторически сложившееся ОСОБОЕ НАЗНАЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОГО ПРАВОСУДИЯ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХвсегда определяло специфику ювенальной юстиции. Ювенальное правосудие изначально было ориентировано не на возмездие, а прежде всего – на обеспечение преимущества благополучия и интересов несовершеннолетнего, что всегда отличало ювенальную юстицию от общеуголовной.

В соответствии со ст. 3 Конвенции о правах ребенка, ратифицированной Россией в августе 1990 г., во всех действиях государственных, частных учреждений, административных и законодательных органов, предпринимаемых в отношении детей, первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению их интересов.

В Преамбуле к Конвенции подчеркивается, что дети имеют право на особую защиту и помощь, что семья как основная ячейка общества является естественной средой для роста и благополучия всех ее членов, и особенно детей, – ей должны быть предоставлены необходимые защита и содействие, с тем чтобы она могла полностью возложить на себя обязанности по воспитанию детей, тем самым исключив из жизни ребенка правонарушения.

В Минимальных стандартных правилах, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинских правилах) устанавливаются рекомендуемый возраст уголовной ответственности, цели правосудия в отношении несовершеннолетних, их права, необходимость обеспечения конфиденциальности рассмотрения дел несовершеннолетних, регламентируется процедура расследования и судебного разбирательства дел подростков; вынесения судебного решения и выбора мер воздействия на них, а также определяются стандарты обращения с правонарушителями в исправительных учреждениях и вне них.

В Руководящих принципах ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (принятых в Эр-Рияде) указывается на необходимость специализации законодательства по делам несовершеннолетних в целях осуществления и защиты их прав и благополучия; максимального использования предупредительно-коррекционных программ для несовершеннолетних до совершения преступления; целесообразности учреждения поста омбудсмена (уполномоченного по правам человека) для несовершеннолетних, который контролировал бы осуществление рекомендаций международных документов по защите прав несовершеннолетних.

В данном документе подчеркивается значение для предупреждения детской преступности фактора психологического свойства. Так, в принципе 6 отмечается, что следует максимально избегать употребления таких терминов, как «ребенок с отклонениями», «преступник», «потенциальный преступник», поскольку это создает устойчивую предпосылку для нежелательного поведения подростка. Отсюда следует необходимость использования всех возможных форм и видов профессиональной подготовки и повышения квалификации работников, занимающихся проблемами охраны прав несовершеннолетних.

Правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, основаны на положении, в соответствии с которым лишение свободы несовершеннолетнего должно применяться в качестве крайней меры воздействия и в течение минимального необходимого времени. Оно должно ограничиваться исключительными случаями для выполнения приговора суда после осуждения за наиболее опасные виды правонарушений и с должным учетом сопутствующих условий и обстоятельств.

Становление ювенальной юстиции в России вызывает необходимость пересмотра существующего ранее карательного подхода в отношении несовершеннолетних правонарушителей и определения функций правосудия в отношении них в соответствии с международными правовыми стандартами.

Рассмотрим ряд ОСНОВНЫХ ФУНКЦИЙ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ.

1. Одной из важнейших функций ювенальной юстиции является предупредительная функция , которая предполагает выявление и устранение причин и условий, способствующих социальной дезаптации, безнадзорности, беспризорности и преступности среди несовершеннолетних.

2. Воспитательная функция ювенальной юстиции на всем историческом пути развития данного института являлась характерной чертой правосудия, осуществляемого в отношении несовершеннолетних. При создании специального правосудия по делам несовершеннолетних воспитательная функция ювенальной юстиции была выделена одной из первых, поскольку главной особенностью несовершеннолетнего возраста является незавершенность физического и нравственного развития, подверженность воздействию внешних факторов.

3. Восстановительная функция ювенальной юстиции имеет два аспекта: восстанавливающий (в отношении нарушенных прав и интересов ребенка) и реабилитирующий (в отношении несовершеннолетнего правонарушителя). В ходе развития ювенальной юстиции на первый план выступил именно реабилитирующий аспект данной функции, заключающийся в том, что деятельность ювенальной юстиции направлена в первую очередь на восстановление социального благополучия и нормального развития в достойных жизненных условиях ребенка, нарушившего закон. Поскольку единственной причиной преступности несовершеннолетних считалось негативное воздействие условий жизни и воспитания, то преступление не рассматривалось само по себе, а являлось знаком нарушенных процессов социализации.

В противовес данной теории возникла идея так называемого восстановительного правосудия, которое в первую очередь направлено на защиту общества от противоправного поведения подростка. Ответственность несовершеннолетних выражалась не в наказании, а в необходимости осознать свою вину и возместить причиненный вред. В настоящее время в ряде стран (Норвегия, Австрия, Германия, Канада, Италия, Новая Зеландия) необходимость ресоциализации несовершеннолетнего и одновременно привлечения его к уголовной ответственности выразилась в программах восстановительного правосудия, которое направлено на защиту общества от преступности среди несовершеннолетних.

4. Охранительная функция ювенальной юстиции обусловлена необходимостью особой охраны прав и поддержания интересов несовершеннолетних как наименее защищенной в правовом, социальном и моральном плане группы населения. Эта незащищенность проявляется в том, что несовершеннолетние в силу своего возраста и психологических особенностей не всегда способны самостоятельно защитить свои права.

Огромное значение для защиты прав и законных интересов детей имеет неукоснительное выполнение специализированными судами по делам несовершеннолетних, всеми органами и организациями, содействующими работе этих судов, специфических принципов ювенальной юстиции, заложенных в рассмотренных ранее международных правовых актах.

Читайте также:  Закон о военной ипотеке

К ОСНОВНЫМ СПЕЦИФИЧЕСКИМ ПРИНЦИПАМ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИотносятся следующие принципы:

1. Принцип преимущественно охранительной ориентации ювенальной юстиции.

Данный принцип имеет особенное значение, поскольку ювенальная юстиция создавалась и действует до настоящего времени преимущественно как уголовное правосудие, которое ассоциируется с уголовным преследованием, обвинением, осуждением, наказанием, но не с преимущественной защитой несовершеннолетних преступников.

Специальный охранительный правовой режим для несовершеннолетних может быть выражен в разных формах:

• прямой протекционизм (например, уменьшение только по факту несовершеннолетия на определенную часть размера наказания, указанного в УК РФ);

• преимущественное применение к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия;

• обеспечение обязательного участия защитника и законного представителя в рассмотрении дел несовершеннолетних. При этом для несовершеннолетнего в законодательстве необходимо предусмотреть возможность отказаться от адвоката, с которым не было достигнуто взаимопонимания, и пригласить другого адвоката. В законе должны быть также сформулированы «гарантии для несовершеннолетнего от потери им права на защиту его интересов»[238 – Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: учеб, пособие. – М.: Дело, 2001. – С. 89.] (конфликт с интересами законного представителя, неявка

законного представителя, отстранение законного представителя от участия в деле);

• дополнительная правовая защита отдельных групп несовершеннолетних (например, по российскому уголовно-процессуальному законодательству обязательно участие педагога в допросе несовершеннолетнего свидетеля, не достигшего возраста 14 лет);

• проведение закрытых заседаний суда по всем делам о преступлениях несовершеннолетних или преступных посягательств на них.

2. Принцип социальной насыщенности ювенальной юстиции.

Суть этого принципа – в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, направленных на изучение социальных условий жизни подростков, представших перед судом, социально-психологических признаков их личности.

Как известно, привлечение неюридических специальных познаний имеет место в любом судебном разбирательстве (заключение экспертов, участие специалистов). В рамках же ювенальной юстиции происходит социальное насыщение всего юридического процесса данными специализированных неюридических учреждений и служб ювенального профиля (медико-психологических, социально-психологических, социальных служб, консультационных центров). Перед указанными учреждениями суд может поставить вопрос и о выборе оптимальной для данной личности меры воздействия. Рассматриваемый принцип ювенальной юстиции органически связан с ювенальной криминологией, которая разрабатывает свои методы исследования причин преступности несовершеннолетних, изучения их личности именно на базе неюридических специальных познаний, которые затем использует ювенальная юстиция.

3. Принцип максимальной индивидуализации судопроизводства.

Данный принцип означает, что в центре всего судопроизводства находится личность несовершеннолетнего, а также причины и условия его правонарушения. В связи с этим концепция ювенальной юстиции предусматривает неформальный характер судопроизводства по делам несовершеннолетних. Без надлежащего применения принципа индивидуализации судопроизводства невозможно максимально реализовать в ходе процесса возрастную специфику подростка, преимущественно охранительный режим для него, использование судом рекомендаций неюридических служб для вынесения адекватного решения в отношении несовершеннолетнего.

4. Принцип судебной специализации.

Принцип судебной специализации означает необходимость рассмотрения дел несовершеннолетних специальным компетентным органом власти (п. 4 Пекинских правил).

В соответствии с международными нормами к компетентным органам власти относятся:

1) автономные специализированные судебные органы (Англия, Франция); коллегии и составы суда, действующие как часть общих судов (Германия), семейные суды, рассматривающие уголовные и гражданские дела с участием несовершеннолетних (Италия и Япония);

2) административные органы по делам несовершеннолетних, частично или полностью наделенные функциями суда, – комиссии, комитеты, советы (например, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав в России, «семейные конференции» в Новой Зеландии и Австралии), которые либо полностью заменяют суд, либо функционируют наряду с ним как альтернативные органы.

Однако, несмотря на многообразие форм организации правосудия по делам несовершеннолетних в разных странах, все эти органы обязаны руководствоваться принципом судебной специализации, к основным аспектам которого относятся следующие:

1) производство по делам несовершеннолетних осуществляется специальным органом (ювенальным судом или иным альтернативным органом), в компетенцию которого входит исключительно рассмотрение дел несовершеннолетних;

2) подготовка всех работников ювенальной системы (судьи, адвокаты, прокуроры, полицейские, социальные работники) должна соответствовать следующим специальным требованиям, обеспечивающим профессиональный подход к делам несовершеннолетних:

• наличие жизненного опыта и практического опыта воспитательной работы;

• профессиональный опыт работы в ювенальной системе;

• специальное образование в области социологии, психологии, психиатрии, педагогики, криминологии;

• регулярное посещение курсов повышения квалификации;

• строгий конкурсный отбор.

В настоящее время международные органы уделяют значительное внимание соблюдению всеми государствами рекомендаций, изложенных в международных актах по вопросам защиты прав и законных интересов детей и подростков, а также основных принципов ювенальной юстиции, на основе которых строятся современные модели ювенального правосудия.

В Руководящих указаниях Генерального Секретаря ООН, изданных в сентябре 2008 г., подчеркивается, что цель подхода к правосудию в отношении детей состоит в том, чтобы дети, определяемые Конвенцией ООН о правах ребенка как все лица, не достигшие возраста 18 лет, получали лучшие услуги и были лучше защищены системами правосудия, в том числе секторами безопасности и социального обеспечения.

3) Руководящие принципы для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (принятые в Эр-Рияде) 1990 г.;

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Необходимость последовательного формирования и совершенствования ювенальной юстиции в российском уголовном процессе не вызывает возражений. Однако этот процесс сопряжен с рядом серьезных проблем. Их острота подчеркивается тем, что в то время как в США, на родине суда по делам несовершеннолетних, обсуждается возможность его ликвидации, в России рассматривается вопрос об учреждении суда для несовершеннолетних[1].

Проблемы ювенальной юстиции концентрируются в ее специфических признаках и принципах. По мнению Э.Б. Мельниковой, принцип максимальной индивидуализации судебного процесса синтезирует все остальные признаки ювенальной юстиции: возрастную специфику, охранительный характер, социальную насыщенность правосудия по делам несовершеннолетних. При этом индивидуализация судебного процесса обязательно предполагает его неформальный характер, когда отсутствует формальные обвинение и защита, а судопроизводство является упрощенным и по существу сводится к беседе судьи с подростком в присутствии его попечителя [2]. В этом проявляется так называемая доктрина parents patrae (о “государстве – отце”) или принцип патернализма, которые противостоят принципу состязательности или надлежащей правовой процедуре (due process). Таким образом, неформальный характер судопроизводства по делам несовершеннолетних противоречит усиленной юридической охране их процессуальных прав.

На наш взгляд, данная проблема должна рассматриваться в контексте типологии уголовного судопроизводства.

Патерналистское начало предполагает возложение на судью по делам несовершеннолетних обязанностей не только вынести решение, но и охранять, заботиться об интересах подростка. Отсутствие формального обвинения означает, что источником движения дела становится активность суда. Следовательно, выполнение судьей по делам несовершеннолетних процессуальных функций обвинения, защиты и разрешения дела характерно для розыскного типа уголовного процесса.

В связи с этим при решении вопроса об индивидуализации судебного процесса, неформальной процедуре по делам несовершеннолетних необходимо учитывать два обстоятельства.

Во-первых, пределы реализации патерналистского начала должны определяться в соответствии с местом розыскного процесса в современном демократическом государстве. Состязательность, обеспечивающая надлежащую правовую процедуру и законность при производстве по делу, должна занимать господствующее положение, которое соответствует уровню конституционного принципа (ст. 123 Конституции РФ).

Во-вторых, если розыскному типу процесса свойственная унификация процессуальной формы, то состязательному – дифференциация. По делам несовершеннолетних основным направлением дифференциации процессуальной формы является ее усложнение. Предусматриваются дополнительные процессуальные гарантии, компенсирующие “слабое” положение стороны защиты, которое обусловлено несовершеннолетним возрастом обвиняемого.

Вместе с тем для состязательного процесса характерно и другое направление дифференциации процессуальной формы – ее упрощение. Однако в действующем УПК РСФСР по делам несовершеннолетних оно не реализуется. По данной категории дел обязательны производство предварительного следствия, двойное представительство, коллегиальный состав суда, а это несовместимо с упрощением процедуры.

Между тем с учетом характеристики состязательного типа уголовного судопроизводства следует признать возможность и целесообразность некоторой дифференциации процессуальной формы по делам несовершеннолетних в сторону ее упрощения. При этом упрощение процедуры возможно лишь при наличии соответствующих материальных и процессуальных оснований (по уголовным проступкам и при согласии сторон).

Представляется наиболее существенным, что при упрощении процессуальной формы по делам несовершеннолетних процесс во всяком случае должен иметь типичные черты состязательности, то есть представлять собой спор равноправных сторон перед независимым от них судом. Эти основополагающие принципы состязательности и должной правовой процедуры должны безусловно соблюдаться. Перед процессуальной наукой стоят задачи определения конкретного содержания и способов реализации данных принципов в упрощенном производстве по делам несовершеннолетних.

[1] Мак-Клеллан Д. Правосудие по делам несовершеннолетних в США // Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. М., 1994. С. 176.

Проблемы ювенальной юстиции концентрируются в ее специфических признаках и принципах. По мнению Э.Б. Мельниковой, принцип максимальной индивидуализации судебного процесса синтезирует все остальные признаки ювенальной юстиции: возрастную специфику, охранительный характер, социальную насыщенность правосудия по делам несовершеннолетних. При этом индивидуализация судебного процесса обязательно предполагает его неформальный характер, когда отсутствует формальные обвинение и защита, а судопроизводство является упрощенным и по существу сводится к беседе судьи с подростком в присутствии его попечителя [2]. В этом проявляется так называемая доктрина parents patrae (о “государстве – отце”) или принцип патернализма, которые противостоят принципу состязательности или надлежащей правовой процедуре (due process). Таким образом, неформальный характер судопроизводства по делам несовершеннолетних противоречит усиленной юридической охране их процессуальных прав.

Принципы ювенальной юстиции

Это те принципы, которые определяют особенности ювенальной юстиции и отличают ее от юстиции общей (общеуголовной, общегражданской). Оценивая специфические принципы ювенальной юстиции, необходимо сравнивать их с принципами общего правосудия.

Специфическими принципами ювенальной юстиции являются следующие:

Преимущественно охранительная ориентация ювенальной юстиции. Этот принцип специфичен, так как ювенальная юстиция создавалась и действует до наших времен преимущественно как уголовное правосудие, задачи которого чаще ассоциируются с уголовным преследованием, обвинением, осуждением, наказанием, а не с преимущественной защитой тех, кто совершил преступление. И вместе с тем уже при рассмотрении правовой базы ювенальной юстиции — несовершеннолетия — можно отметить выдвижение на первый план именно охранительной функции последней. Обратите внимание на одну историческую особенность, объясняющую такую направленность ювенальной юстиции: исторически суд по делам несовершеннолетних создавался как суд, решающий двуединую задачу — защиты прав детей и подростков и уголовного преследования несовершеннолетних преступников. С развитием ювенальной юстиции ее охранительная функция все более укреплялась.

В современном судебном процессе стран, где функционирует ювенальная юстиция, повышенная судебная защита предусмотрена для всех несовершеннолетних, оказавшихся в орбите правосудия, независимо от их процессуального положения (с учетом российской терминологии — подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, осужденных, свидетелей, потерпевших).

Специальный охранительный правовой режим для несовершеннолетних может быть выражен в разных формах: прямой протекционизм (например, уменьшение, только по факту несовершеннолетия, на определенную часть размера наказания, указанного в статье УК), дополнительная правовая защита отдельных групп несовершеннолетних (например, по российскому уголовно-процессуальному законодательству обязательно участие педагога в допросе несовершеннолетнего свидетеля, не достигшего возраста 14 лет). Во многих странах закон предписывает проводить закрытые заседания суда по всем делам о преступлениях несовершеннолетних или о преступных посягательствах на них. Провозглашение преимущественного применения к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия, а не наказания — это тоже проявление охранительной функции ювенальной юстиции. Обратите внимание на то, что воспитательное воздействие на несовершеннолетнего, проходящее через весь судебный процесс, и относят к самостоятельному принципу ювенальной юстиции, равно как считают принципом уголовного права в отношении несовершеннолетних (принцип воспитуемости) (подробнее см. лекцию V).

Социальная насыщенность ювенальной юстиции. Суть этого принципа — в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, в акценте на изучении социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социально-психологических признаков их личности. Использование таких специальных знаний в западной правовой науке носит название “непрофессиональный элемент”.

Привлечение неюридических специальных познаний в судебном процессе имеет место и в общеуголовном и общегражданском процессе: это заключения экспертов, участие специалистов, предусмотренные в том числе и российским процессуальным законодательством. В рамках ювенальной юстиции происходит социальное насыщение всего юридического процесса данными из неюридических источников. Речь идет не только о привлечении к участию в процессе экспертов и специалистов, но и об использовании в рамках ювенальной юстиции данных, полученных судом и по его специальным заданиям, от специализированных неюридических учреждений и служб ювенального профиля (медико-психологических, социально-психологических, социальных служб, консультационных центров). Привлечение этих данных — одна из главных особенностей судебного процесса в “классическом” правосудии по делам несовершеннолетних. Согласно законам своих стран суд для несовершеннолетних может не только задать интересующие его вопросы указанным неюридическим службам, но и поместить в этой связи несовершеннолетнего на стационарное обследование. Вопросы (и ответы на них) могут касаться психологических особенностей личности несовершеннолетнего, его реакции на негативные жизненные ситуации. Перед указанными учреждениями суд может поставить вопрос и о выборе оптимальной для данной личности меры воздействия, и особенно о наиболее результативном режиме ее исполнения. Естественно, закон оставляет за судом право выбора и меры воздействия, и режима, однако помощь неюридических консультантов оценивается высоко и успешно используется в деятельности судов по делам несовершеннолетних.

Хотелось бы обратить внимание на то, что сложившаяся в западных странах, где есть суды для несовершеннолетних, система вспомогательных неюридических органов оценивается нами нередко как центральное звено ювенальной юстиции. Еще раз стоит подчеркнуть, что такая позиция не соответствует концепции и философии ювенальной юстиции. Тем не менее, рассматриваемый “непрофессиональный элемент” органически связан с ювенальной криминологией, которая разрабатывает свои методы исследования причин преступности несовершеннолетних, изучения личности несовершеннолетних именно на базе неюридических специальных познаний, которые затем использует ювенальная юстиция (подробнее см. лекцию VI).

Диапазон использования неюридических познаний в ювенальной юстиции в некоторых странах очень велик. Так, французский уголовный процесс предусматривает специальное социальное исследование в делах несовершеннолетних и формирование на его базе так называемого второго досье несовершеннолетнего, где собраны все социальные и психологические характеристики самого несовершеннолетнего и его деяния, а также окружающей его микросреды.

Максимальная индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции. Судопроизводство по любому делу, а не только по делу несовершеннолетнего, имеет сугубо индивидуальные цели, поскольку каждое преступление — акт индивидуальный, как индивидуальны уголовная ответственность и наказание за него.

Индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции является ее принципом потому, что в центре судебного процесса находится личность несовершеннолетнего, и именно ей в первую очередь подчинена вся судебная процедура, включающая правила, отсутствующие в общем правосудии.

Так, концепция ювенальной юстиции предусматривает, что судопроизводство по делам несовершеннолетних имеет неформальный характер, что не вяжется с традиционным представлением о строго регламентированной в законе судебной процедуре. Законодательство и судебная практика тех стран, где функционируют суды для несовершеннолетних, оценивают такую правовую ситуацию как самую эффективную применительно к подросткам.

Велико значение принципа индивидуализации и для осуществления других принципов ювенальной юстиции. В литературе он оценивается как синтезирующий все остальные принципы ювенальной юстиции. И с этим нельзя не согласиться. Трудно представить, как без максимальной индивидуализации будет реализовываться в ходе процесса возрастная специфика, преимущественно охранительный режим, использование упомянутых рекомендаций неюридических служб и принятие судом решений об этом использовании. Очевидно, что неформальный характер процедуры — основа индивидуализации судебного процесса в суде для несовершеннолетних — должен быть согласован и с общими процессуальными правилами, но не должен быть ими “задавлен”, иначе судебная процедура войдет в конфликт с динамичным участником процесса — несовершеннолетним, что снизит эффективность правосудия.

Дата добавления: 2016-11-02 ; просмотров: 2040 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Специфическими принципами ювенальной юстиции являются следующие:

Ювенальное уголовное судопроизводство Германии (А. Соколов, И. Предеина, “Российская юстиция”, N 3, март 2004 г.)

Ювенальное уголовное судопроизводство Германии

Совокупность специальных норм, регулирующих правовые отношения, субъектами которых являются несовершеннолетние, в немецкой юридической литературе принято называть ювенальным правом.

Одной из составляющих немецкого ювенального права является уголовное судопроизводство по делам несовершеннолетних. Оно представляет собой сочетание предписаний как материально-правового, так и процессуального характера, в необходимой степени учитывающее возрастные особенности несовершеннолетнего и особые принципы ювенального права.

Основные положения уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних определены в Законе о ювенальных судах 1953 года, который с изменениями и дополнениями действует в настоящее время. Вместе с тем данный Закон не является единственным источником ювенального права уголовного судопроизводства. На несовершеннолетних распространяются и общие предписания немецкого законодательства, но лишь постольку, поскольку не противоречат или не урегулированы Законом о ювенальных судах.

В соответствие с Законом несовершеннолетние дифференцированы по субъектному составу на три возрастные группы. Первая группа – это дети (или малолетние), т.е. лица, которые не достигли возраста 14 лет. Вторая – это подростки от 14 до 18 лет. К третьей группе относится молодежь в возрасте от 18 до 21 года (“185” 2 Закона). Возрастная специфика субъектов ювенального права является определяющим фактором при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних и предполагает действие принципа индивидуализации, на котором основываются все правовые предписания, начиная с решения вопроса об уголовной ответственности и заканчивая особыми правилами судопроизводства и вынесения приговора.

Закон о ювенальных судах предусматривает три вида санкций за нарушение уголовного закона. К ним относятся принудительные меры воспитательного воздействия, исправительные меры и наказание.

Принудительные меры воспитательного воздействия подразделяются на указания о перевоспитании (предусматривающие предписания и запреты, касающиеся времени препровождения несовершеннолетнего), а также использование содействия в воспитании (которое выражается в обязательстве согласовывать меры по решению социальных сторон жизни подростка) (“185” 10). К исправительным мерам относятся предупреждение, обязательство совершения определенных действий и арест (“185” 13). При этом исправительные меры воспитательного воздействия могут сочетаться с исправительными мерами. Наказание представляет собой лишение свободы несовершеннолетнего и применяется в тех случаях, когда с учетом склонности несовершеннолетнего к совершению преступлений и тяжести его вины в совершении преступления есть основания полагать, что применение по отношению к нему принудительных мер воспитательного воздействия и исправительных мер окажется недостаточным для обеспечения целей уголовного наказания.

При применении любого вида санкций первостепенное значение имеет вопрос их воспитательного воздействия на несовершеннолетнего правонарушителя. Уголовным законодательством Германии устанавливается в качестве основополагающего принцип преимущественного воспитательного характера санкций, которые применяются с целью предотвращения дальнейшего негативного развития несовершеннолетнего. Санкции по отношению к несовершеннолетним применяются с учетом всех обстоятельств дела, а также личности преступника с целью обеспечения наибольшей вероятности перевоспитания.

Особое значение, которое придается воспитательной функции в ювенальном уголовном судопроизводстве, обусловливает необходимость специализации судов, которые это право применяют. В 1908 году во Франкфурте, Берлине и Кельне появились первые ювенальные суды, которые заложили основу для дальнейшего самостоятельного развития ювенального уголовного судопроизводства как отрасли немецкого законодательства и права. Такая последовательность развития привела к тому, что закон, в котором скомпеллированы основные положения современного ювенального права уголовного судопроизводства (в том числе и нормы материального уголовного права), носит название “Закон о судах для несовершеннолетних”. Однако немецкие ученые отмечают, что не следует усматривать в этом ничего, кроме случайности, объясняя данный факт мудрым изречением: “важнее, чем предписания закона, всегда является тот, кто держит этот закон в руках” (см.: Schaffstein, Friedrich: Jugendstrafrecht: eine systematische Darstellung / von Friedrich Schaffstein und Werner Beulke. Stuttgart; Berlin; Keln: Kohlhammer, 1998). Такое правило в буквальном смысле не действует ни в одной области немецкого права, кроме ювенального судопроизводства, где центральной фигурой является судья, который “держит этот закон в руках”. Достаточно часто молодые правонарушители осознают силу закона, впервые встретившись с судьей, который, рассматривая их дело, должен оказать благотворное влияние на дальнейшую жизнь подростка. Несмотря на то что контакт несовершеннолетнего и судьи длится недолго, ювенальное право уголовного судопроизводства предоставляет судье достаточное пространство для необходимого педагогического воздействия на несовершеннолетнего, наделяя его широкими полномочиями. Судья должен уметь найти индивидуальный подход к подростку, проявить достаточное терпение, понимание и профессиональный такт, в противном случае не будет достигнута главная цель ювенального судопроизводства – возможность исправления и перевоспитания несовершеннолетнего. Поэтому закон устанавливает особые требования к жизненному опыту и образованию судьи, занимающегося делами несовершеннолетних. Так, согласно “185” 37 Закона “судьи, входящие в состав ювенальных судов, должны быть способны оказать воспитательное воздействие на несовершеннолетнего и быть опытными в данном вопросе”. Принято считать, что судья должен быть не только квалифицированным юристом с многолетним опытом работы в сфере ювенального судопроизводства, но и человеком, имеющим опыт воспитательной работы. Особенно необходимыми считаются знания в области педагогики, психологии несовершеннолетних, психиатрии, социологии и криминологии (см.: Eisenberg U. Jugendgerichtsgesetz Munchen, 2000. S. 382). Следует отметить, что достаточно строгие требования предъявляются как к ювенальным судьям, так и к сотрудникам служб, комиссий и других органов по делам несовершеннолетних, работникам полиции, т.е. ко всем лицам, которые в той или иной степени причастны к решению вопросов о несовершеннолетних.

Суды по делам несовершеннолетних в Германии не являются обособленными судебными органами, а представляют собой специализированные отделы общеуголовного суда. Вместе с тем они образуют систему, обладающую всеми признаками самостоятельности, включающую в себя особый состав и структуру судов, специальную подсудность, собственную правовую базу, особые принципы судопроизводства. В рамках общеуголовного суда правосудие по делам несовершеннолетних в Германии осуществляют мировой судья, Суд шеффенов и Судебная палата (“185” 33 Закона). Предметная подсудность различных звеньев ювенальных судов по уголовным делам регламентируется “185””185″ 39-41, 108 Закона, в соответствии с которыми мировой судья рассматривает большинство менее значительных дел о преступлениях и проступках несовершеннолетних, а все другие уголовные дела с участием несовершеннолетних подлежат рассмотрению коллегиальным ювенальным судом с участием народных заседателей. При этом компетенция Суда шеффенов по делам несовершеннолетних значительно расширена по сравнению с общеуголовным судом, в то время как Судебная палата по делам несовершеннолетних по первой инстанции рассматривает только особо сложные дела.

Читайте также:  Онлайн проверка готовности паспорта гражданина рф онлайн

По законодательству Германии участие защитника по делам несовершеннолетних не является обязательным. Несовершеннолетний имеет право “свободного выбора” адвоката как и совершеннолетний. Независимо от этого, родители и законные представители несовершеннолетнего имеют право сами выбрать ему адвоката (“185” 67 Закона, “185” 137 УПК ФРГ), что само по себе нарушает права несовершеннолетнего, поскольку его интересы не всегда совпадают с интересами родителей или законных представителей. В иных случаях защитник может быть назначен решением судьи в том же порядке, как и по делам взрослых.

В связи с тем что законодатель ограничивает число дел, по которым участие защитника обязательно, решение вопроса об участии защитника в большей части дел несовершеннолетних доверяется судейскому усмотрению. Поэтому если в общеуголовных судах защитник участвует в 59% случаев, то при рассмотрении дел несовершеннолетних ювенальным судьей – 25%, составом суда из судьи и двух народных заседателей – 60% и 48% в составе профессиональной коллегии судей (см.: Eisenberg U. Jugendgerichtsgesetz, 8 Aufl., 2000, “185” 68. Rn. 8).

Такая практика в Германии исходит из того, что защитник как представитель противоположной обвинению стороны, как правило, оказывает отрицательное влияние на ход воспитательного процесса, осуществляемого судьей, и на авторитет судьи в глазах несовершеннолетнего. Защитник имеет право наравне с прокурором и представителем службы судебной помощи несовершеннолетним предлагать наиболее оптимальный вариант меры воздействия на несовершеннолетнего. Это приводит к тому, что часто адвокат выступает против тех мер воздействия, которые предлагает судья, и тем самым ставит под сомнение его правоту в глазах несовершеннолетнего правонарушителя. По действующему законодательству основная задача защитника, участвующего по делам несовершеннолетних, – не добиваться в первую очередь оправдательного приговора или более мягкой меры наказания, а содействовать воспитательному характеру ювенального судопроизводства и выбору наиболее подходящей меры воздействия на правонарушителя. Однако, как показывает практика, в большинстве случаев адвокат не в состоянии придерживаться “воспитательной направленности” процесса и его участие в этом отношении оказывается формальным. Поэтому неудивительно, что защитник в судебном разбирательстве рассматривается нередко в немецкой юридической литературе как “нарушитель спокойствия” и нежелательный фактор воздействия на несовершеннолетнего.

Неоднозначное положение адвоката в немецком ювенальном судопроизводстве вызвано тем, что законодательство не требует от него специализации и особой подготовки. Адвокат, не имеющий опыта работы с несовершеннолетними и специальных знаний об особенностях разбирательства дел несовершеннолетних, не может перестроиться на воспитательный характер ювенальной юстиции и остается верен традиционным принципам участия защитника в уголовном судопроизводстве. Последнее является основанием для мнения о том, что “судья, представитель службы судебной помощи несовершеннолетним и прокурор, так же как и законные представители, в состоянии обеспечить интересы несовершеннолетнего и без адвоката”(см.: Albrecht P.-A. Jugendstrafrecht, 3 Aufl. Beck Munchen, 2000. S. 342).

Одной из особенностей ювенального судопроизводства в Германии является действие принципа индивидуализации, который выражается в предусмотренных законом конкретных действиях судьи по установлению контакта с обвиняемым, методах исследования обстоятельств дела, языке судебного разбирательства, доступном пониманию несовершеннолетнего, использовании для изучения личности специальных неюридических учреждений. На всех этапах расследования и рассмотрения дел судом важное значение имеет информация о личности несовершеннолетнего (см.: Adam / Albrecht Pfeiffer. S. 128; Hauser, Der Jugendrichter – Idee und Wirklichkeit. S. 180), его качествах, развитии, социальном окружении. Изучением личности подростка занимается специально уполномоченный на то орган – Jugendgerichtshilfe (дословный перевод – “помощь для несовершеннолетних в суде”), который по результатам своей деятельности представляет отчет прокурору, полиции и суду.

Деятельность Jugendgerichtshilfe должна соответствовать закону, но органы полиции, прокуратуры не вправе вмешиваться в ее осуществление. В данной службе работают лица, имеющие соответствующие профессиональные знания в области психологии и педагогики, что дает им существенное преимущество по сравнению с юристом при установлении контакта с подростком (см.: Hartman, Klaus-Peter. Die Anordnug von Untersuchungshaft im Ermittlungsverfahren gegen jugendliche Beschuldigte. Berlin, 1996). Изучение личности подростка осуществляется, как правило, путем непосредственного общения с несовершеннолетним, его родителями, преподавателями, ближайшим окружением, а также при помощи сбора и анализа соответствующих документов, позволяющих составить полное представление о личности подростка (см.: Bebns, Bernard, Hilfen fuer junge Rechtbrecher: Modelle Entwuerfe, Auswertungen zur projektorientierten Jugendgerichtshilfe in der Osnabrueker Region Muenster. Hamburg, 1993. S. 22). Отчет должен содержать сведения о личностных качествах несовершеннолетнего, особенностях его характера, биографии, физическом и психическом развитии, отношении к совершенному преступлению, занятиях в свободное время, школьных проблемах, поведении на работе, взаимоотношениях с окружающими, общей жизненной ситуации, причем ссылка на источники полученной информации обязательна. Сведения, содержащиеся в отчете, принимаются во внимание и при вынесении приговора судом.

Полномочия Jugendgerichtshilfe определены в “185” 38 Закона. Представители этой организации наделены правом на неограниченное общение с обвиняемым; принимать участие и получать информацию в ходе предварительного расследования; присутствовать в судебном заседании и давать заключение по имеющим к делу вопросам, вносить предложения и заявлять ходатайства; устанавливать контакт с несовершеннолетним в период исполнения приговора. В обязанности входит предоставлять отчет о проделанной работе и собранной информации по делу; оказывать психологическую поддержку и социальное содействие осужденным; вносить предложения о назначении того или иного вида санкций; оказывать помощь при осуществлении контроля за исполнением наказания; поддерживать несовершеннолетнего в судебном разбирательстве, поскольку судом не будет назначено другое лицо.

Создание в системе органов ювенальной юстиции Германии специальной социально-психологической службы Jugendgerichtshilfe – это значительный шаг на пути установления взаимоотношений с подростком, основанных на взаимопонимании и доверии, поиска индивидуального подхода в каждой конкретной ситуации, для достижения целей объективности расследования, справедливого рассмотрения дел в судах, предупреждения совершения новых преступлений. Сотрудники Jugendgerichtshilfe призваны оказывать помощь и поддержку несовершеннолетнему в сложившейся ситуации, тем самым давая понять, что они “на его стороне”.

В последние годы в немецкой юридической литературе ведется дискуссия о значении Jugendgerichtshilfe в уголовном процессе. Речь идет о том, что данная служба выполняет двойную функцию: с одной стороны, это следственный орган и надзорная инстанция, а с другой стороны, это орган по социальной защите и поддержке несовершеннолетних. В связи с этим возникает вопрос, направлена ли деятельность Jugendgerichtshilfe на содействие судебным органам или на поддержку и защиту подростков. Многие авторы приводят доводы о том, что подросток позволит оказать себе помощь только при наличии полного доверия и взаимопонимания, но о доверии здесь не может быть и речи, поскольку работники Jugendgerichtshilfe, осуществляя свою деятельность в рамках предварительного следствия, обязаны передать следователю и судье всю информацию, полученную при осуществлении функций по защите и поддержке несовершеннолетних. Такого мнения придерживаются теоретики. Какова же ситуация в действительности: Jugendgerichtshilfe – это помощь для следователя, судьи или подростка? “Без сомнения, это, в первую очередь, помощь для несовершеннолетних и только потом для следствия и суда”, – так отвечает на этот вопрос судья по делам несовершеннолетних Берлинского окружного суда Штефан Даш как практический работник, ежедневно рассматривающий несколько дел о преступлениях, совершенных подростками. Он выражает уверенность в том, что “многолетний опыт успешного функционирования данной системы судов подтверждает ее жизнеспособность и возможность применения в опыте других стран с определенными оговорками”.

Результаты многих исследований немецких ученых подтверждают, что такая сложная организация ювенального судопроизводства в Германии не превращается в громоздкую и малоэффективную систему, а, напротив, обеспечивает в известной мере профессиональный подход и своевременное рассмотрение дел, позволяет оптимально распределить нагрузку на работников правоохранительных органов и оказывает воспитательное воздействие на несовершеннолетних.

Представляется, что позитивный опыт работы системы ювенального судопроизводства в Германии может быть использован в процессе создания отраслевого законодательства в области ювенальной юстиции в России. При этом важно, что речь должна идти не о копировании зарубежных достижений, а о заимствовании определенных наработок в этой области с учетом национальных и исторических особенностей российского судопроизводства.

А. Соколов, заведующий кафедрой Саратовской государственной академии права,

кандидат юридических наук, доцент,

аспирантка Саратовской государственной академии права

По законодательству Германии участие защитника по делам несовершеннолетних не является обязательным. Несовершеннолетний имеет право “свободного выбора” адвоката как и совершеннолетний. Независимо от этого, родители и законные представители несовершеннолетнего имеют право сами выбрать ему адвоката (“185” 67 Закона, “185” 137 УПК ФРГ), что само по себе нарушает права несовершеннолетнего, поскольку его интересы не всегда совпадают с интересами родителей или законных представителей. В иных случаях защитник может быть назначен решением судьи в том же порядке, как и по делам взрослых.

Уголовно-процессуальная форма и ее значение. Уголовно-процессуальные гарантии. Уголовно-процессуальные функции.

Уголовно-процессуальная форма – порядок совершения тех или иных процессуальных действий. В целом – регламент расследования и разрешения уголовных дел. Уголовно-процессуальная форма исключает произвол должностных лиц и государственных органов при выборе средств и методов расследования и разрешения уголовных дел. Одним из наиболее существенных компонентов уголовно-процессуальной формы являются уголовно-процессуальные акты.

Единство уголовно-процессуальной формы обусловлено отнесением принятия уголовно-процессуального законодательства к исключительной компетенции Российской Федерации (ст.71 Конституции РФ), соответственно, требования уголовно-процессуальной формы обязательны для участников судопроизводства по всем уголовным делам в России.

При единстве основных свойств уголовно-процессуальной формы закон допускает ее дифференциацию в зависимости от характера уголовной ответственности, особенностей субъекта правонарушения и ряда других причин (А.Александров). В частности, по делам о наиболее тяжких преступлениях подсудимый имеет право на рассмотрение его дела судом присяжных, по делам о менее тяжких преступлениях закон допускает принятие судебного решения в упрощенном порядке, определенными особенностями обладает производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, депутатов, судей, прокуроров и пр.

Уголовно-процессуальные функции –это основные направления деятельности участников уголовного процесса, осуществляемые ими в связи с возникающими правоотношениями в сфере уголовного судопроизводства.

К уголовно-процессуальным функциям относятся:

– расследование (органы дознания и предварительного следствия);

– защита (обвиняемый или подсудимый и его защитник);

– разбирательство дела в суде (суд).

Под основными функциями понимают обвинение, защиту и разрешение дела .

Функция защиты представляет собой направление деятельности по защите прав и законных интересов лица, в отношении которого решается вопрос о привлечении его к уголовной ответственности. Ее выполняют подозреваемый, обвиняемый, подсудимый и их защитник.

Функция обвинения большинством процессуалистов определяется как направление уголовно-процессуальной деятельности по изобличению лица, виновного в совершении преступления, а также поддержание предъявленного ему обвинения в суде. В основном данную функцию исполняет прокурор, но при рассмотрении уголовного дела мировым судьей функцию обвинения выполняет частный обвинитель, одновременно являющийся потерпевшим.

Функция уголовного преследования представляет собой направление уголовно-процессуальной деятельности субъектов уголовного судопроизводства (органа дознания, следователя, прокурора) по расследованию уголовного дела. В свою очередь, уголовное преследование делится на виды: публичное, частно-публичное и частное (ч. 1 ст. 20 УПК РФ).

Уголовные дела частного обвинения возбуждаются только по заявлению потерпевшего (частного обвинителя) и могут быть прекращены в связи его примирения с обвиняемым.

Дела частно-публичного обвинения возбуждаются также только по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, когда обвиняемый не только примирился с потерпевшим, но и полностью загладил причиненный ему вред (ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ).

Дела публичного обвинения возбуждаются от имени государства прокурором (органом дознания, следователем с согласия прокурора) и прекращению в связи с примирением сторон не подлежат (к данной категории относится большинство уголовных дел).

Дела частного, частно-публичного и публичного обвинения делятся в зависимости от тех начал или принципов, которые действуют при их возбуждении и дальнейшем производстве.

Процессуально-правовые гарантии– это содержащиеся в нормах права правовые средства, обеспечивающие всем субъектам уголовно-процессуальной деятельности возможность выполнять обязанности и использовать предоставленные права.

Правовые гарантии обеспечивают государственным органам (должностным лицам) возможность выполнять свои обязанности и использовать свои права для достижения задач уголовного судопроизводства, а гражданам – реально использовать предоставленные им процессуальные средства для защиты и охраны прав и законных интересов. Права гарантируются соответствующими лицами, призванными выполнять обращенные к ним требования. Законом установлены санкции за невыполнение своих обязанностей.

Поскольку одной из сторон процессуально-правового отношения всегда является государственный орган или должностное лицо, наделенное властными полномочиями, особое значение в уголовном процессе приобретают процессуальные гарантии личности, охрана ее законных прав и интересов, обеспечение права на судебную защиту. Реальное обеспечение права личности, в первую очередь обвиняемого, является критерием оценки демократизма, гуманизма уголовного процесса.

Основу гарантий прав личности в сфере уголовного процесса составляют закрепленные и обеспечиваемые Конституцией РФ права и свободы человека и гражданина.

Эти основополагающие нормы конкретизируются в уголовно-процессуальном законе применительно к стадиям процесса и правам, предоставленным участникам и иным субъектам уголовного процесса.

Подозреваемый, обвиняемый (подсудимый, осужденный) могут защищать свои права как лично, так и с помощью защитника, представителей. Законом гарантированы права потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и иных участников процесса (свидетелей, экспертов, специалистов, понятых, переводчиков и др.).

Процессуальными гарантиями прав личности служат средства, которые обеспечивают фактическую реализацию этих прав. Например, право обвиняемого иметь защитника гарантируется разъяснением ему этого права, предоставлением права избрать защитника, предоставлением ему, в указанных законом случаях и др.

Одной из гарантий прав граждан в уголовном судопроизводстве является то, что решение о задержании подозреваемого свыше 48 часов, избрание меры пресечения содержания под стражей возможны только по решению суда. Суд дает разрешение на производство 11 следственных действий. Действия и решения следователя, дознавателя, прокурора могут быть обжалованы судом.

Прав граждан обязаны обеспечивать участники процесса, ведущие судопроизводство – следователь, прокурор, суд и др. Они должны:

– разъяснить участвующим в деле лицам их права и обеспечить возможность осуществления этих прав;

– принимать меры к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела и не перелагать обязанность доказывания на обвиняемого;

– выносить законные, обоснованные и мотивированные решения;

– отменять решения, нарушающие права граждан, и восстанавливать нарушенную законность, обеспечить реализацию прав потерпевших от преступления.

Органы дознания, следователи, прокуроры и суды обязаны принимать меры к возмещению вреда, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, привлечения к уголовной ответственности, заключения под стражу.

Государственные органы, ведущие процесс, обязаны соблюдать процессуальные права граждан. Они должны быть заинтересованы в том, чтобы участники процесса знали свои права и использовали их, так как только при этом условии может быть исключен обвинительный уклон, вынесено законное и обоснованное судебное решение.

6. Принцип законности, уважения чести, достоинства и неприкосновен­ности личности, охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (понятие, значение, практика реализации).

В принципах уголовного процесса содержатся наиболее существенные свойства уголовного процесса.

Принципы –это основополагающие идеи, которые определяют построение уголовного процесса в целом и его конкретных институтов.

К конституционным принципам относятся: законность; публичность: неприкосновенность личности, жилища и тайны переписки, охрана личной жизни граждан, тайна телефонных переговоров и телеграфных сообщений; осуществление правосудия только судом; независимость судей и подчинение их только закону; осуществление правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом; гласность судебного разбирательства; национальный язык судопроизводства; обеспечение обвиняемому права на защиту, презумпция невиновности; участие общественности в уголовном судопроизводстве. Необходимо отметить, что принципы процесса проявляются не в одинаковой степени на различных этапах производства по делу, в разных стадиях судопроизводства. Их конкретное проявление зависит от ряда обстоятельств: задач, стоящих перед конкретной стадией процесса; роли тех или иных субъектов процесса на определенном этапе производства; специфики процессуальных форм, свойственных различным стадиям уголовного процесса, и т. п.

– отменять решения, нарушающие права граждан, и восстанавливать нарушенную законность, обеспечить реализацию прав потерпевших от преступления.

3. Уголовно-процессуальные гарантии, функции, форма

Уголовно-процессуальные гарантии. Процессуальные гарантии – это система правовых средств, обеспечивающих защиту прав и законных интересов граждан и выполнение назначения уголовного судопроизводства.

Виды уголовно-процессуальных гарантий

ыделяют два вида уголовно-процессуальных гарантий:

– уголовно-процессуальные гарантии личности;

– уголовно-процессуальные гарантии правосудия.

Под уголовно-процессуальными гарантиями личности понимаются уголовно-процессуальные нормы и деятельность, возникающая при их реализации, которые направлены на обеспечение прав и законных интересов граждан и организаций, участвующих в уголовном процессе. В демократическом государстве эти гарантии присутствуют в любом случае. Следует заметить, что уголовно-процессуальные гарантии личности являются неотъемлемой частью уголовно-процессуальных гарантий правосудия.

Под уголовно-процессуальными гарантиями правосудия понимаются уголовно-процессуальные нормы и деятельность, возникающая при их реализации, которые направлены на обеспечение разрешения уголовного дела. Таким образом, все уголовно-процессуальные нормы и все законная уголовно-процессуальная деятельность это система уголовно-процессуальных гарантий правосудия.

головно-процессуальные функции.Уголовно-процессуальные функции – это основные направления процессуальной деятельности отдельных участников уголовного судопроизводства.

На основе теоретически выработанного понятия процессуальных функций, законодательно зафиксирована сущность состязательной модели российского уголовного судопроизводства. В ч. 2 ст. 15 УПК, говорится о том, что функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

На основе теории процессуальных функций законом проведена классификация участников процесса на тех, которые действуют на стороне обвинения, и на тех, которые действуют на стороне защиты. В частности, п. 45 ст. 5 УПК указывает, что стороны – это участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения. Сообразуясь с этим положением, УПК РФ в главах 6 и 7 группирует заинтересованных в исходе дела участников процесса на “участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения” и на “участников уголовного судопроизводства со стороны защиты”.

Уголовный процесс в Российской Федерации строится на четырех процессуальных функциях: обвинения (уголовного преследования), защиты, правосудия, судебного контроля и прокурорского надзора.

Функция обвинения (уголовного преследования) представляет собой деятельность, направленную на изобличение лица, совершившего преступление.

Функцию обвинения выполняют такие участники процесса, как прокурор, следователь, дознаватель, руководитель следственного органа, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель (п. 47 ст. 5 УПК).

Согласно п.55 ст. 5 УПК РФ уголовное преследование – процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

Основные положения о видах уголовного преследования закреплены в главе 3 УПК РФ. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке (ч.1 ст.20.УПК РФ).

Функция защиты как процессуальная деятельность имеет целью ограждение обвиняемого (подсудимого) от выдвинутого против него обвинения, оправдание подсудимого или поиск обстоятельств, смягчающих наказание осужденного. Участниками, выполняющими функцию защиты, являются обвиняемый, его законный представитель, защитник, гражданский ответчик, его представитель, а также законный представитель (п. 6 ст. 5 УПК).

Функция правосудия является центральной в уголовном судопроизводстве и может быть определена как процессуальная деятельность, направленная на разрешение спорных ситуаций между сторонами обвинения и защиты по ходу дела, окончательное вынесение судом решения о виновности обвиняемого и его наказании.

Единственным участником процесса, выполняющим названную функцию, является суд (в том числе суд с участием присяжных заседателей). Следует иметь в виду, что суд выполняет функцию правосудия на всех стадиях, в которых он участвует в деле. Так, на стадии предварительного расследования функция правосудия проявляется в разрешении судом вопросов, связанных с ограничением прав личности. На стадии подготовки к судебному заседанию функция правосудия проявляется в предварительных действиях суда по подготовке дела к судебному разбирательству. А, например, на стадиях кассационного и надзорного производства функция правосудия реализуется в ревизионном (проверочном) характере судебных действий.

Четвертой функцией является функция прокурорского надзора и судебного контроля. В статье 6 УПК РФ, определяющей назначение уголовного судопроизводства, в числе первых обозначены: 1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. И только после них, во второй части данной статьи указано: “Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию”. Эти положения ориентируют деятельность прокурора в уголовном процессе.

Таким же ориентиром деятельности прокурора выступает возложенная на прокуратуру задача обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности (ст. 1 Закона о прокуратуре), которая распространяется и на уголовный процесс. Она имеет прямое отношение к уголовному преследованию. Отсюда уголовно-процессуальное преследование преступлений может быть только на основе федерального закона, строго в рамках и во имя закона. С тем чтобы вовремя предупредить ошибки и нарушения в деятельности органов, осуществляющих уголовное преследование, надзор прокурора должен быть активным, инициативным, своевременным, постоянным, плодотворным. Это достигается в том случае, если правильно и умело организована деятельность прокурора в данной сфере, когда надзор по всем без исключения уголовным делам носит не эпизодический, а систематический характер, когда прокурор вникает в существо каждого дела не в конце расследования, а с самого начала его возникновения и при этом интересуется вопросами обеспечения законности, своевременности, результативности действий, охватываемых уголовным преследованием, и реальной защиты прав и свобод людей. Эти вопросы должны быть предметом внимания на всем протяжении предварительного расследования по любому делу, находящемуся в поднадзорных ему следственных учреждениях и органах дознания.

Читайте также:  Интерпретация расклада Колесо

Что касается судебного контроля в плоскости отношений уголовного преследования, контроль суда действует как в досудебных, так и в судебных стадиях уголовного судопроизводства. При этом “суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав” (ч. 3 ст. 15 УПК РФ). Согласно УПК РФ (ст. 29) судебный контроль охватывает многие вопросы, которые по УПК РСФСР решал прокурор. В частности, только суд, в том числе в ходе досудебного производства правомочен принимать решения: 1) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста; 2) о продлении срока содержания под стражей;31 3) о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для проведения соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; 4) о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; 5) о производстве обыска и (или) выемки в жилище; 6) о производстве личного обыска; 7) о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных учреждениях; 8) о наложении ареста на корреспонденцию и выемке ее в учреждениях связи; 9) о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях; 10) о временном отстранении обвиняемого от деятельности; 11) о контроле и записи телефонных и иных переговоров. Суд правомочен в ходе досудебного производства рассматривать жалобы на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя.

Значение процессуальных функций состоит в том, что каждый участник процесса должен выполнять ту процессуальную функцию, которая предназначена для него законом. Только при таком построении процесса достигается состязательный характер судопроизводства и выполнение процессуальных действий, характерных для конкретной функции. Осуществление процессуальных функций в соответствии с законом, в конечном счете, обеспечивает выполнение назначения уголовного судопроизводства.

Процессуальные функции осуществляют только те участники процесса, которые имеют собственный интерес в исходе уголовного дела, либо представляют интересы других лиц. Участники, которые такого интереса не имеют, процессуальных функций не осуществляют. Среди таких участников можно назвать свидетеля, эксперта, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания. Поэтому в определении процессуальных функций говорится лишь об отдельных участниках процесса. Такое положение всецело соответствует состязательной конструкции процесса, которая предполагает развитие судопроизводства в зависимости от наличия интереса сторон в исходе дела. Предназначение участников, не выполняющих процессуальных функций, состоит в том, что они введены в уголовное судопроизводство либо для непосредственного получения доказательственной информации (свидетель, эксперт), либо для помощи в ее получении и закреплении (специалист, переводчик, понятой, секретарь судебного заседания).

головно-процессуальная форма. Деятельность всех участников уголовного судопроизводства детально регламентируется уголовно-процессуальным законом, который устанавливает определенную процессуальную форму совершения и закрепления (фиксации) этих действий.

Процессуальная форма – это закрепленная уголовно-процессуальным правом структура всего уголовного процесса и отдельных его стадий, последовательность и порядок совершения процессуальных действий и закрепления их в правовых актах.

Процессуальная форма обусловлена назначением уголовного процесса и подчиняется его принципам. Она призвана обеспечивать, во-первых, защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а во-вторых – защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Это находит свое выражение в точном установлении в законе порядка деятельности государственных органов, осуществляющих производство по делу, в предоставлении заинтересованным лицам права участвовать в процессуальной деятельности, в установлении процессуальных гарантий соблюдения прав и охраны законных интересов участвующих в деле лиц.

Форму в уголовном процессе ни в коем случае нельзя смешивать, отождествлять с формализмом. Формализм означает искажение процессуального закона, а не следование ему. В отличие от формализма, строгое и неуклонное соблюдение процессуальной формы есть необходимая гарантия правосудия.

Единственным участником процесса, выполняющим названную функцию, является суд (в том числе суд с участием присяжных заседателей). Следует иметь в виду, что суд выполняет функцию правосудия на всех стадиях, в которых он участвует в деле. Так, на стадии предварительного расследования функция правосудия проявляется в разрешении судом вопросов, связанных с ограничением прав личности. На стадии подготовки к судебному заседанию функция правосудия проявляется в предварительных действиях суда по подготовке дела к судебному разбирательству. А, например, на стадиях кассационного и надзорного производства функция правосудия реализуется в ревизионном (проверочном) характере судебных действий.

Понятие и круг участников уголовного судопроизводства. Уголовно – процессуальные функции

Участники уголовного судопроизводства – это государственные органы, иные физические и юридические лица, наделенные уголовно-процессуальными правами и (или) уголовно процессуальными обязанностями, являющимися содержанием правоотношений в которых состоят участники процесса, реализуемыми через их процессуальную деятельность.

В зависимости от выполнения основных процессуальных функций классифицируют субъектов: защиты, обвинения и разрешения дела. При этом к участникам процесса со стороны обвинения относятся прокурор, следователь, начальник следственного отдела, дознаватель, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель, представитель, гражданский истец и его представитель. Субъекты, реализующие функцию защиты: обвиняемый, подозреваемый, их защитники, законный представитель, гражданский ответчик, его законный представитель и представитель.

Органом, разрешающим дело, является суд. К иным субъектам УПК относит: свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика, понятого.

Уголовно-процессуальные функции определяют как направления уголовно-процессуальной деятельности. Под основными функциями понимают обвинение, защиту и разрешение дела.

Функция защиты представляет собой направление деятельности по защите прав и законных интересов лица, в отношении которого решается вопрос о привлечении его к уголовной ответственности. Ее выполняют подозреваемый, обвиняемый, подсудимый и их защитник.

Функция обвинения большинством процессуалистов определяется как направление уголовно-процессуальной деятельности по изобличению лица, виновного в совершении преступления, а также поддержание предъявленного ему обвинения в суде. В основном данную функцию исполняет прокурор, но при рассмотрении уголовного дела мировым судьей, функцию обвинения выполняет частный обвинитель, одновременно являющийся потерпевшим.

Функция уголовного преследования представляет собой направление уголовно-процессуальной деятельности субъектов уголовного судопроизводства (органа дознания, следователя, прокурора) по расследованию уголовного дела. В свою очередь уголовное преследование делится на виды: публичное, частно-публичное и частное (ч. 1 ст. 20 УПК РФ).

Уголовные дела частного обвинения возбуждаются только по заявлению потерпевшего (частного обвинителя) и могут быть прекращены в связи его примирения с обвиняемым.

Дела частно-публичного обвинения возбуждаются также только по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, когда обвиняемый не только примирился с потерпевшим, но и полностью загладил причиненный ему вред (ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ).

Дела публичного обвинения возбуждаются от имени государства прокурором (органом дознания, следователем с согласия прокурора) и прекращению в связи с примирением сторон не подлежат (к данной категории относится большинство уголовных дел).

Вышеуказанные три вида уголовных дел делятся в зависимости от тех начал или принципов, которые действуют при их возбуждении и дальнейшем производстве, т.е. публичные начала (государственные органы, осуществляющие уголовное преследование, обязаны, независимо от воли потерпевшего, возбудить уголовное дело и привлечь к уголовной ответственности виновное лицо, вплоть до назначения ему уголовного наказания) либо начала диспозитивные,[1] ставящие возбуждение уголовного дела и его дальнейшую судьбу в зависимость от волеизъявления потерпевшего.

Таким образом, уголовно-процессуальные функции – основные направления деятельности участников уголовного процесса, осуществляемые ими в связи с возникающими правоотношениями в сфере уголовного судопроизводства.

Из вышесказанного следует, что к функциям относятся:

  • – расследование (органы дознания и предварительного следствия)
  • – обвинение (прокуратура)
  • – защита (обвиняемый или подсудимый и его защитник)
  • – разбирательство дела в суде (суд)

Участники уголовного судопроизводства – это государственные органы, иные физические и юридические лица, наделенные уголовно-процессуальными правами и (или) уголовно процессуальными обязанностями, являющимися содержанием правоотношений в которых состоят участники процесса, реализуемыми через их процессуальную деятельность.

Функции уголовного процесса

Поскольку уголовное судопроизводство является правопримени­тельной деятельностью компетентных органов государственной вла­сти, которые вовлекают в производство по уголовному делу иных лиц, имеющих различные права и интересы, то деятельность всех участников уголовного судопроизводства имеет весьма разнообраз­ный, разнонаправленный характер.

Роль следователя

Следователь – лицо, наделённое полномочиями по осуществлению предварительных следственных действий по делу, а также другие полномочия, предусмотренные УПК.

  1. Возбуждать дело.
  2. Брать в работу дело или направлять его главе органа следствия.
  3. Осуществлять контрольную функцию за расследованием, принимать решение о проведении следственных и других процессуальных действий, кроме тех, по которым согласно УПК необходимо решение суда или санкционирование главой органа следствия.
  4. Предоставлять органу дознания письменные поручения на предмет оперативно-розыскных мероприятий, осуществлении определённых следственных мероприятий, о выполнении решений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать помощь при их осуществлении.
  5. Обжаловать по согласованию с руководителем органа следствия решение об отмене постановления о возбуждении дела, о возврате дела для осуществления дополнительных следственных действий, изменения структуры обвинения либо квалифицирования деяний обвиняемых или переписание обвинительного заключения и исправления найденных ошибок.
  6. Осуществлять другие полномочия, установленные УПК.

Почти всегда преступники скрывают следы преступных действий, желая уйти от закона. Главнейшая задача следователя — отыскать нарушившего закон, используя все предусмотренные законом средства и приложив максимальные усилия.

Правильная трактовка функции в процессе судопроизводства важна в целях определения положения каждого участника дела, а также определения правил и пределов взаимоотношений участников.

§ 3. Принципы ювенальной юстиции

Это те принципы, которые определяют особенности ювенальной юстиции и отличают ее от юстиции общей (общеуголовной, общегражданской). Оценивая специфические принципы ювенальной юстиции, необходимо сравнивать их с принципами общего правосудия.

Специфическими принципами ювенальной юстиции являются следующие:

Преимущественно охранительная ориентация ювенальной юстиции. Этот принцип специфичен, так как ювенальная юстиция создавалась и действует до наших времен преимущественно как уголовное правосудие, задачи которого чаще ассоциируются с уголовным преследованием, обвинением, осуждением, наказанием, а не с преимущественной защитой тех, кто совершил преступление.

В современном судебном процессе стран, где функционирует ювенальная юстиция, повышенная судебная защита предусмотрена для всех несовершеннолетних, оказавшихся в орбите правосудия, независимо от их процессуального положения (с учетом российской терминологии — подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, осужденных, свидетелей, потерпевших).

Специальный охранительный правовой режим для несовершеннолетних может быть выражен в разных формах: прямой протекционизм (например, уменьшение, только по факту несовершеннолетия, на определенную часть размера наказания, указанного в статье УК), дополнительная правовая защита отдельных групп несовершеннолетних (например, по российскому уголовно-процессуальному законодательству обязательно участие педагога в допросе несовершеннолетнего свидетеля, не достигшего возраста 14 лет). Во многих странах закон предписывает проводить закрытые заседания суда по всем делам о преступлениях несовершеннолетних или о преступных посягательствах на них. Провозглашение преимущественного применения к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия, а не наказания — это тоже проявление охранительной функции ювенальной юстиции. Обратите внимание на то, что воспитательное воздействие на несовершеннолетнего, проходящее через весь судебный процесс, и относят к самостоятельному принципу ювенальной юстиции, равно как считают принципом уголовного права в отношении несовершеннолетних (принцип воспитуемости) (подробнее см. лекцию V).

Социальная насыщенность ювенальной юстиции. Суть этого принципа — в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, в акценте на изучении социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социально-психологических признаков их личности. Использование таких специальных знаний в западной правовой науке носит название “непрофессиональный элемент”.

Привлечение неюридических специальных познаний в судебном процессе имеет место и в общеуголовном и общегражданском процессе: это заключения экспертов, участие специалистов, предусмотренные в том числе и российским процессуальным законодательством.

Хотелось бы обратить внимание на то, что сложившаяся в западных странах, где есть суды для несовершеннолетних, система вспомогательных неюридических органов оценивается нами нередко как центральное звено ювенальной юстиции. Еще раз стоит подчеркнуть, что такая позиция не соответствует концепции и философии ювенальной юстиции. Тем не менее, рассматриваемый “непрофессиональный элемент” органически связан с ювенальной криминологией, которая разрабатывает свои методы исследования причин преступности несовершеннолетних, изучения личности несовершеннолетних именно на базе неюридических специальных познаний, которые затем использует ювенальная юстиция (подробнее см. лекцию VI).

Диапазон использования неюридических познаний в ювенальной юстиции в некоторых странах очень велик. Так, французский уголовный процесс предусматривает специальное социальное исследование в делах несовершеннолетних и формирование на его базе так называемого второго досье несовершеннолетнего, где собраны все социальные и психологические характеристики самого несовершеннолетнего и его деяния, а также окружающей его микросреды.

Максимальная индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции. Судопроизводство по любому делу, а не только по делу несовершеннолетнего, имеет сугубо индивидуальные цели, поскольку каждое преступление — акт индивидуальный, как индивидуальны уголовная ответственность и наказание за него.

Индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции является ее принципом потому, что в центре судебного процесса находится личность несовершеннолетнего, и именно ей в первую очередь подчинена вся судебная процедура, включающая правила, отсутствующие в общем правосудии.

Так, концепция ювенальной юстиции предусматривает, что судопроизводство по делам несовершеннолетних имеет неформальный характер, что не вяжется с традиционным представлением о строго регламентированной в законе судебной процедуре. Законодательство и судебная практика тех стран, где функционируют суды для несовершеннолетних, оценивают такую правовую ситуацию как самую эффективную применительно к подросткам.

Велико значение принципа индивидуализации и для осуществления других принципов ювенальной юстиции. В литературе он оценивается как синтезирующий все остальные принципы ювенальной юстиции. И с этим нельзя не согласиться. Трудно представить, как без максимальной индивидуализации будет реализовываться в ходе процесса возрастная специфика, преимущественно охранительный режим, использование упомянутых рекомендаций неюридических служб и принятие судом решений об этом использовании. Очевидно, что неформальный характер процедуры — основа индивидуализации судебного процесса в суде для несовершеннолетних — должен быть согласован и с общими процессуальными правилами, но не должен быть ими “задавлен”, иначе судебная процедура войдет в конфликт с динамичным участником процесса — несовершеннолетним, что снизит эффективность правосудия.

Индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции является ее принципом потому, что в центре судебного процесса находится личность несовершеннолетнего, и именно ей в первую очередь подчинена вся судебная процедура, включающая правила, отсутствующие в общем правосудии.

Функции ювенального уголовного судопроизводства

Библиографическая ссылка на статью:
Фомкин Н.Н. Преимущество и эффективность ювенальной юстиции в уголовном судопроизводстве // Политика, государство и право. 2012. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2012/03/204 (дата обращения: 08.02.2019).

В настоящее время в нашем государстве очень остро стоит проблема роста преступности несовершеннолетних лиц. В целях борьбы с преступностью среди молодежи в России необходимо внедрить в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство элементы ювенальной уголовной юстиции (социальная диагностика личности несовершеннолетнего подсудимого (обвиняемого); применение альтернативных методов разрешения споров с участием подростков (примирительные процедуры, в том числе при содействии специальных служб); специализация судей по делам несовершеннолетних и др.) [1].

Защита прав и интересов несовершеннолетних имеет международное практическое значение. В современной юридической литературе к данной проблемной тематике по внедрению ювенальных технологий по уголовным делам стали обращаться только в последние десятилетия, поэтому на сегодняшний день существует множество пробелов в законодательстве, неоднозначно складывается и правоприменительная практика.
На сегодняшний день в Российской Федерации наказание не всегда достигает цели, закрепленные в Уголовном кодексе РФ. Согласно ст. 43 УК РФ наказание – это мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда в целях восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного лица и предупреждения совершения им повторных преступных деяний.
Весьма актуальным представляется сокращение сферы деятельности карательной уголовной юстиции именно в отношении несовершеннолетних и введение новых методов для их исправления и предупреждения дальнейшей преступной деятельности. При расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел, по которым в качестве обвиняемого (подсудимого) выступает несовершеннолетние лицо, судебные и иные правоохранительные органы при осуществлении своей деятельности должны стремиться к реализации не карательных, а восстановительных мер, с обеспечением того, чтобы эти меры были всегда соизмеримы как с особенностями личности несовершеннолетнего преступника, так и с обстоятельствами и характером совершенного преступления. Это обусловлено необходимостью обеспечения морального благополучия несовершеннолетнего, избежание причинения вреда его неокрепшей психике.
Представляется, что внедрение ювенальных технологий по уголовным делам в отношении несовершеннолетних лиц должно в определенной мере заменить существующее на сегодняшний день карательное правосудие, которое является достаточно затратным, не эффективным, не способным достичь основные цели наказания. После отбытия наказания в виде лишения свободы несовершеннолетний в большинстве своих случаях повторно совершает преступное деяние, вследствие чего наказание по минимуму достигает закрепленные в статье 43 Уголовного кодекса РФ цели.
При отправлении ювенального правосудия судья должен обладать познаниями в области детской (подростковой) психологии и педагогике; привлекать к участию в рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних лиц социальных работников, психологов, педагогов, детских врачей, с целью выявления причины, которая подтолкнула подростка на совершение преступления, а в связи с этим применить к этому лицу необходимые социально-реабилитационные и восстановительно-воспитательные методики. В этом случае у судьи появляется возможность учесть в своем решении посткриминальное поведение подсудимого, предпринятые им шаги по нейтрализации негативных последствий совершенного им противоправного деяния.
При рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних судами необходимо использовать и внедрять ювенальные технологии, которые будут направлены на применение к подростку социально-реабилитационных и восстановительно-воспитательных программ, профилактику рецидива преступности. Внедрение ювенальной (восстановительной) юстиции возможно путем: создания специализированных судебных составов по рассмотрению уголовных дел в отношении несовершеннолетних лиц с привлечением социального работника (социальные работники должны готовить доклад суду о личности несовершеннолетнего, которые должны будут учитываться судом при принятии решения по делу); п одготовки и рассмотрения материалов о помещении подростков (совершивших преступное деяние) в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа органов управления образованием и в центры временного содержания несовершеннолетних правонарушителей; сокращения «карательного правосудия», проведения примирительных процедур восстановительного правосудия, назначения принудительных мер воспитательного воздействия и наказаний в соответствии с уголовным и уголовно-процессуальным законодательством, которые отбываются в обществе; оказания помощи семье несовершеннолетнего в его исправлении, преодолении последствий противоправного поведения подростка; проведения в соответствии с внедрением «восстановительного правосудия» в отношении подростков социально-реабилитационных и восстановительно-воспитательных методик; создания социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних на базе органов местного самоуправления, с целью оказание помощи в адаптации несовершеннолетнему лицу в произошедшей криминальной ситуации.
При рассмотрении уголовных дел к несовершеннолетнему лицу необходимо применять принудительные меры воспитательного характера путем взаимного сочетания средств и методов социально-реабилитационных и восстановительно-воспитательных программ.
Борьба с преступностью подростков и её предупреждение – это, в первую очередь, «важнейшая общегосударственная задача, для реализации которой требуются усилия всех субъектов профилактики, действующих в Российской Федерации»[2]. Необходимо согласится с мнением Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павлом Астаховым: «Р аспространено ошибочное мнение непосвященных лиц, что ювенальная юстиция разрушает семьи, но на самом деле она их укрепляет » [3].
Мы считаем, что п рименение к несовершеннолетнему такой меры наказания, как лишение свободы, крайне отрицательно сказывается на формировании личности несовершеннолетнего правонарушителя и порождает рост рецидивной преступности. Суд при рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних лиц должен быть не карающим, а исправляющим и воспитывающим органом и применять к подросткам социально-реабилитационные и восстановительно-воспитательные методики. Наказание должно достигать свои цели и исправлять несовершеннолетних правонарушителей.
При таком подходе внедрение ювенальных технологий, в том числе и применение восстановительного правосудия при рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних лиц в целях защиты их прав, свобод и охраняемых законом интересов, не только обеспечит достижение цели наказания несовершеннолетнего лица, но и значительное снижение детской и подростковой преступности.

В настоящее время в нашем государстве очень остро стоит проблема роста преступности несовершеннолетних лиц. В целях борьбы с преступностью среди молодежи в России необходимо внедрить в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство элементы ювенальной уголовной юстиции (социальная диагностика личности несовершеннолетнего подсудимого (обвиняемого); применение альтернативных методов разрешения споров с участием подростков (примирительные процедуры, в том числе при содействии специальных служб); специализация судей по делам несовершеннолетних и др.) [1].

Добавить комментарий