Аудио доказательства играют ли роль на суде

Аудиозапись, как улика

Пост опубликован: Февраль 10, 2017

Принимать или нет аудиозапись во внимание при рассмотрении дел в судах? Соблюдать гарантируемое Конституцией право на неприкосновенность чужой частной жизни или отстаивать свою правоту всеми законными способами? Однозначно ответить на эти вопросы достаточно сложно. Между упомянутыми нормами существует достаточно тонкая грань и однозначно ответить на этот вопрос сложно, особенно, когда дело касается таких «скользких» определений, как тайная аудио или видеозапись, которую приводит в качестве улики одна из сторон судебного разбирательства.

Адвокаты с жадностью хватаются за подобные законодательные казусы, чтобы развернуть процесс в ту или иную сторону. Роль записи в суде может стать решающей как для обвинителя, так и для защиты. Главное в таких случаях правильно определить — на законных ли основаниях она была сделана, и не противоречит ли метод её «добывания» правовым нормам.

С одной стороны, ст. 24 Конституции запрещает собирать, хранить и использовать информацию о частной жизни лица без его согласия. С другой стороны, ч. 2 ст. 45 дает право защищать свои права и свободы всеми законными способами. Чтобы использовать в суде доказательства, добытые подобным образом, судебная практика предъявляет к ним целый ряд требований. Причем для разной формы процесса – гражданского, уголовного или арбитражного, эти требования разнятся.

Во-первых, сделать запись может только то лицо, чьи права были нарушены, а не сторонний наблюдатель, родственник, знакомый или, к примеру, частный детектив. Не стоит забывать, что современные компьютерные технологии позволяют сделать с любыми записями что угодно. Поэтому необходимо четко определить достоверность сделанного материала. Носитель, на который был записан разговор, должен быть извлечен из самого устройства для записи и отдан на экспертизу с целью выявления факта редактирования записи или её подделки. Кроме того, для использования аудиозаписи в качестве улики или доказательства вины одной из сторон, нужно убедить суд, что её присовокупление к делу просто необходимо для защиты нарушенного права.

Стоит оговориться, что вопросов к записям, тайным или явным, сделанным в рамках следственного процесса сотрудниками правоохранительных органов вопросов никаких не бывает. Суд принимает их безоговорочно. Евгений Волков, судэксперт по уголовным делам, связанным с психологическим давлением, считает, что в интересах следствия можно использовать, естественно в рамках законы, любые методы.

«Мне доводилось в своей практике проводить анализ аудиозаписей, которые предоставляются следствию, однако все они были добыты в рамках оперативно-розыскных мероприятий, то есть сделаны исключительно на законных основаниях, с санкции прокуратуры, с обоснованием подозрений в отношении определенного лица, и лишь такие записи не вызывают никаких вопросов. Если же запись делается частным лицом, да еще и с предполагаемым нарушением отдельных правовых норм, то здесь грань доказательности таких материалов и возможности привлечения их к рассмотрению в суде, очень тонкая. Каждый случай должен рассматриваться строго индивидуально, с назначением как юридической, правовой экспертизы, так и технической».

Артем Баранов, эксперт независимого объединения профильных адвокатов юридического центра «Высшая инстанция» уверен, что в спорных вопросах относительно законности использования тайных записей в судах, нужно руководствоваться исключительно базовыми правовыми нормами и существующим законодательством.

«С одной стороны, все прецеденты, которые трактуются арбитражным судом или судами общей практики, дают однозначный ответ – любые ненадлежащим образом полученные доказательства не могут быть использованы в суде. В том числе аудиозаписи, добытые без разрешения одной из сторон разговора. При этом у нас есть 29-я статья Конституции, в которой говорится, что у любого гражданина есть право свободно добывать информацию, тот же закон об информации, принятый еще в 2006 году, где прописана свобода в получении информации любыми путями. Но давайте не будем забывать один из основных принципов Конституции – свобода человека заканчивается там, где начинается несвобода другого. Добывать информацию, ущемляя личное пространство, то есть права и свободу другого лица, недопустимо. В судах этот принцип, как правило, неукоснительно соблюдается, и неправильно добытая информация, в частности аудио или видеозаписи, не принимаются в качестве улик или свидетельских показаний».

Тем не менее, в России использование тайных аудиозаписей в качестве свидетельства вины или правоты той или иной стороны в судебном процессе сегодня остается на усмотрении самих судей.

Для большей наглядности можно привести совсем недавний пример. В конце 2016 года Верховный суд разрешил использовать в качестве улики тайную, то есть сделанную без ведома собеседника, запись телефонного разговора между фигурантами судебной тяжбы. Прецедентом стало дело № 5-КГ16-18, о полуторамиллионном долге, данном на три года под 20% годовых, который истица, требовала с одной супружеской четы, назовем их Евгения и Игорь. К моменту судебного разбирательства пара развелась. Займ был оформлен на мужчину, однако деньги были нужны для бизнеса его жены, поэтому и возврат кредитор требовал с обоих супругов. Именно общность долга истица и решила подтвердить записью телефонной беседы с Евгенией. Тверской областной суд не смог присовокупить к делу это доказательство, поскольку «носитель процессуально не оформлен, нет указаний, где, кем и при каких условиях производилась запись», и к тому же один из собеседников, в данном случае ответчица, не был предупрежден о том, что разговор записывается. Облсуд сослался на положение о том, что распространять сведения о личной или семейной тайне, помимо воли заинтересованного лица и без его официального согласия, запрещено. Однако Верховный суд РФ решил, что в этом случае запрет не работает, поскольку запись вела одна из участниц разговора, а сам он касался обстоятельств договорных отношений между ними. «В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется. В целом же аудиозаписи – самостоятельное средство доказывания, и ссылаться на аудиозапись телефонного разговора можно», – было сказано в определении ВС.

По мнению Артема Баранова, отечественное судопроизводство пока еще находится в стадии разработки относительно всех правовых норм, касающихся этого вопроса.

«В отношении доказательств подобного рода, как то аудиозаписи, видео, скрины из соцсетей, вайбера и так далее, ставшие сегодня модными, четкого определения в российском законодательстве нет и четкой трактовка использования таких доказательств не проработана. У нас право непрецедентное и нередки случаи, когда суды сами себе противоречат, причем даже по идентичным процессам, поскольку решают сами, на свое усмотрение, принимать такие доказательные материалы к сведению, или нет. Такой риск для истцов и ответчиков есть».

Рассмотрение аудиозаписей в качестве доказательств в судах разных инстанций разнится не особо, однако, отдельные нюансы все-таки есть. Гражданский процессуальный кодекс прямо называет аудио- и видеозаписи в числе доказательств, но Ст. 77 Гражданского процессуального кодекса обязывает указать, когда, кем и в каких условиях проводились аудиозаписи. И опять же, законность добытой таким путем информации и возможность использования её в рассмотрении дел, остается на усмотрении судьи. В арбитражном процессе основой любого процесса является бумажный документ, поэтому аудиозаписи не получили широкого распространения. Если письменные доказательства противоречат записанным разговорам – суд склонен отдавать предпочтение бумагам.

Наиболее широкое распространение аудио записи получили в уголовном судопроизводстве. Особенно в коррупционных процессах и делах о вымогательствах. По ним аудиозапись является весомым аргументом при установлении вины и к способам добычи доказательств отношение со стороны судей, как правило, более лояльное. Главное условие – подлинность записи, что устанавливает экспертиза.

Приобщить аудио- или видеоматериал к уголовному делу непросто, но даже если она и попала в дело, нет никакой гарантии, что ее примут во внимание при вынесении итогового решения. Следователь или суд могут признать запись недопустимой, если она получена с нарушением УПК. Все-таки, даже в поисках правды от законодательных норм отступать нельзя.

Артем Баранов, эксперт независимого объединения профильных адвокатов юридического центра «Высшая инстанция» уверен, что в спорных вопросах относительно законности использования тайных записей в судах, нужно руководствоваться исключительно базовыми правовыми нормами и существующим законодательством.

Проблемы применения аудио- и видеозаписей в качестве судебных доказательств

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 16.11.2015 2015-11-16

Статья просмотрена: 2986 раз

Следуя правилу относимости, лицо, которое утверждает, что та или иная аудио- или видеозапись должна быть рассмотрена судом в качестве доказательства по делу, должен дать свое объяснение относительно содержания записи, о тех значимых фактах, которые могут быть подтверждены во время просмотра и (или) прослушивания данных материалов, о тех ключевых моментах, на которых нужно акцентировать внимание суду. Не относящееся к делу доказательство не может быть допущено к рассмотрению в суде.

Арбитражный процесс: что написано пером

В арбитражном процессе «царь» доказательств – документ, поэтому аудиозаписи не получили широкого распространения. Если письменные доказательства противоречат записанным разговорам – суд склонен отдавать предпочтение бумагам, как показывает пример дела № А34-2244/2015 , в котором ООО «Джемир-Курган» требовало от «Профессиональной финансовой индустрии» 1 млн руб. долга за проданный товар. Поскольку накладные были подписаны неуполномоченным лицом, истец решил подтвердить поставку аудиозаписью. Ее суд счел недопустимым доказательством, поскольку передача товара должна подтверждаться документами. А такие бумаги, как акт сверки, как раз говорили о том, что спорных поставок не было. Поэтому суды отклонили требования истца.

Впрочем, все зависит от категории дела и цели доказывания. В деле № А63-8951/2015 о продаже контрафактных раскрасок «Маша и медведь» 16-й Арбитражный апелляционный суд сформулировал, что «видеозапись (скрытая съемка) является надлежащим доказательством по делу, подтверждающим получение сведений о фактах, на основании которых арбитражный суд делает вывод, обоснованы ли требования истца».

Аудиозапись ведет и сам суд – согласно п. 1 ст. 155 Арбитражного процессуального кодекса, это основной метод протоколирования судебных заседаний. П. 7 этой статьи дает участникам процесса право прослушать файл суда и принести на него свои замечания. К ним можно приложить свою запись того же самого процесса. Кроме того, если голоса на аудиопротоколе очень плохо различимы, есть серьезные помехи или вовсе тихо – это серьезное основание отменить решение суда. Но ситуации бывают и более интересные.

В деле № А32-19655/2015 судебный протокол «помог» компании «Южный арсенал» добиться пересмотра дела о налоговом правонарушении. Когда слушания в АС Краснодарского края возобновились после перерыва, заявитель представил новые доказательства. Судья Анна Хмелевцева приняла их, но тут же не исследовала. Затем, по словам заявителя, она сообщила, «что не определилась, объявит еще один перерыв или сообщит о решении по телефону». Но так и не позвонила, хотя в итоге написала решение об отказе – гораздо позже положенного срока. Юристы «Южного арсенала», ознакомившись с делом, обнаружили, что аудиопротокола в деле нет, и оспорили решение Хмелевцевой в Арбитражном суде Северо-Кавказского округа . «С помощью аудиозаписи могли бы быть зафиксированы сведения, важные для принятия судебного акта», – указала в жалобе компания, и кассация с ней согласилась. Дело было отправлено на пересмотр. Если на первом круге «Южный арсенал» потерпел поражение, то во второй раз Хмелевцева частично удовлетворила его требования.

Из документации к законопроекту следует, что процесс технического оснащения растянется еще на несколько лет – завершить его планируют в ходе выполнения программы “Развитие судебной системы России на 2013–2020 годы”. Кроме того, в марте 2016 года Госдума приняла в первом чтении два законопроекта о видеосъемке судебных заседаний. Она станет обязательной с 1 января 2018 года для федеральных судов и с 1 января 2019 года – для мировых судей, если даты не поменяются ко второму чтению. Тогда же надо будет определиться, имеет ли видеозапись такое же доказательственное значение, как и письменный протокол, и может ли ее отсутствие вести к отмене решения суда, пояснял первый зампредседатель Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Сергей Фабричный. Пока видеозаписи – единичная практика: видеопротоколы и трансляции ведет, например, Мосгорсуд. 15 декабря 2016 года трансляцию впервые провел Дорогомиловский районный суд.

Можно ли записывать голос человека без его разрешения для целей гражданского судопроизводства

В законодательстве РФ присутствует целый ряд норм, запрещающих получать (собирать) сведения о личной жизни человека:

  1. Статья 23 Конституции РФ обеспечивает право каждого человека (физлица) на тайну любых его переговоров. Однако такое право можно законно ограничить надлежащим вердиктом суда.
  2. Статья 24 Конституции РФ запрещает собирать сведения о личной жизни человека (физлица), если он не дал на это своё разрешение. Хранить, применять или распространять подобные сведения также не допускается без соответствующего разрешения, предоставленного данным человеком.
  3. Частью 8 статьи 9 закона № 149-ФЗ от 27.07.2006 не разрешается требовать от человека (физлица) какие-либо персональные сведения. При этом запрещено собирать (получать) подобные сведения без надлежащего согласия данного человека. Возможные исключения из этих правил могут регламентироваться требованиями федеральных законов.
  4. Статьями 137-138 Уголовного кодекса РФ (УК) оговорена ответственность за неправомерное осуществление сбора, распространения персональных сведений о человеке (без надлежащего разрешения этого человека). Крайняя мера – лишение виновника свободы на 2-5 лет.

Однако Верховный Суд РФ своим определением признал, что для разрешения гражданского дела (спора) можно использовать доказательства, источником которых является скрытая аудиозапись разговора. Такая позиция была четко зафиксирована Определением Верховного Суда № 35-КГ16-18 от 06.12.2016. Данный прецедент следует рассмотреть более детально.

  1. Гражданка С. (займодавец) и гражданин Р. (заемщик) оформили договор займа на конкретных условиях. Однако заемщик нарушил достигнутые договоренности, прекратив погашение долга.
  2. Займодавец обратилась в суд, подав надлежащий иск к заемщику (гражданину Р.) и его бывшей жене (гражданке Е.), так как на момент оформления данного займа граждане Р. и Е. пребывали в браке.
  3. Обосновывая свое требование, гражданка С. (истец) упомянула о том, что заем был выдан ею бывшим супругам по их просьбе на общие цели. Данные факты подтверждались расшифрованными аудиозаписями телефонных разговоров истца с каждым из ответчиков.
  4. Иск займодавца был удовлетворен районным судом, признавшим данный заем общим обязательством обоих ответчиков. Представленные истцом фонограммы стали доказательством данного обстоятельства.
  5. Гражданка Е. не согласилась с этим вердиктом – отказалась отвечать по обязательствам бывшего супруга – и обжаловала его. Апелляционный суд одобрил требование гражданки Е. – всю задолженность было решено взыскать с гражданина Р.
  6. Аудиозапись, переданную истцом, апелляционная инстанция посчитала ненадлежащим доказательством, так как она, по мнению этого суда, была получена гражданкой С. без разрешения гражданки Е. Иными словами, была нарушена норма, оговоренная частью 8 статьи 9 закона № 149-ФЗ от 27.07.2006.
  7. Гражданка С. не согласилась с итогами апелляции и обратилась в Верховный Суд, потребовав отмены апелляционного вердикта. Займодавец настаивала на том, что этот долг следует взыскать с обоих бывших супругов.

Можно ли использовать скрытую аудиозапись как доказательство в суде?

Однако, одного правильного поведения в суде мало, победа в судебном процессе достигается только при грамотном комплексном подходе, одним из обязательных условий которого является обоснование своей позиции достаточными и убедительными доказательствами.

В судебных процессах наиболее часто используются, конечно, письменные доказательства (документы), мы же рассмотрим возможность применения в суде аудиозаписей, которые сделаны с использованием самого распространенного в настоящее время технического средства — мобильного телефона.

Причем сделаны тайно (скрытно) от других лиц, то есть без их предупреждения о звукозаписи.

В эпоху бурного развития сотовой связи и компьютерных технологий крайне сложно встретить человека, который не использует мобильный телефон.

Многие применяют телефоны как средство для аудиозаписи, фиксируя с их помощью телефонные переговоры либо обычные разговоры, допуская, что в дальнейшем данные записи, возможно, пригодятся для подтверждения факта и содержания беседы, поведения её участников.

А теперь представьте, разговор записан и сохранен, ситуация приняла серьезный оборот и рассматривается в суде. Вторая сторона (ваш оппонент) не догадывалась, что разговор с ней когда-то в прошлом был записан. Возможно ли применить подобную запись в судебном процессе?

Существует убеждение, что запись, выполненная негласно, не имеет законной силы, так как перед началом такой записи об её осуществлении не уведомлен второй собеседник.

Многие в жизни сталкивались с ситуациями, когда в начале звонка в официальное учреждение автоответчик сообщает о записи разговора. В подобных ситуациях звонящий понимает, что неосторожно произнесенная фраза или речь могут иметь неприятные для него последствия.

Если указанное предупреждение перед началом разговора не сделано, то возможно ли представить аудиозапись для подтверждения позиции по судебному делу?

Процессуальное законодательство на этот счет конкретикой не отличается, предусматривая лишь одно требование к аудиозаписям как средству доказывания: лицо, их представляющее, должно раскрыть суду информацию о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи.

Других правил предоставления аудиозаписей закон не называет. Однако достаточно ли будет указать, при каких конкретных обстоятельствах сделана запись, чтобы она безусловно была принята судьей? Для верного ответа на указанный вопрос имеет значение, какое лицо, когда и где выполнило аудиофиксацию.

Законодательно предусмотрен запрет на получение против воли гражданина сведений о его частной жизни, в том числе относящейся к семейной либо личной тайне.

В тех случаях, когда зафиксированная информация не является сведениями о частной жизни либо она получена от гражданина добровольно, то нарушения закона при её сборе и последующем использовании не будет.

Приведем наглядный пример: один из собеседников записал разговор на сотовый телефон. Второй участник диалога об этом факте осведомлен не был, но информацию в диалоге сообщал добровольно. В подобном случае сбор информации против воли второго лица места не имеет.

Другой пример: аудиозаписывающее устройство, которое зафиксировало какие-либо разговоры или поведение людей, установлено в квартире, офисе либо ином помещении. Человек, осуществивший запись, при данном событии не присутствовал, соответственно, информацию получил против воли его участников. Очевидно, что такая запись получена вопреки предписаниям закона и использоваться для доказывания не может.

Обратимся к разъяснениям Верховного Суда РФ по данному вопросу. Изучив дело о невозврате займа, в котором одним из участников была представлена запись телефонных переговоров, подтверждающая фактические финансовые взаимоотношения сторон, суд пришел к выводу, что использование в деле данной аудиоинформации правомерно (определение от 06.12.2016 № 35-КГ16-18). Свои выводы высший орган судебной власти обосновал тем, что фиксация телефонного диалога была осуществлена непосредственно одним из его участников и касалась договорных отношений сторон.

Вышеупомянутый судебный акт содержит два важных условия, соблюдение которых дает право применить аудиозапись для обоснования доводов участников судебного спора:

1. Аудиофиксация должна быть произведена одним из участников диалога.

В таком случае оба собеседника действуют добровольно и информацию сообщают без принуждения, а, значит, факт распространения сведений вопреки волеизъявлению одного из лиц отсутствует.

2. Запись затрагивает договорные отношения сторон по предмету рассматриваемого судом дела.

Верховный Суд РФ рассмотрел частный случай, касающийся отношений займа. Полагаем, что не только фиксация договорных, но и иных правоотношений, имеющих значение для дела, станет основанием для приобщения зафиксированной аудиоинформации в качестве доказательства. Основным критерием характера информации будет затрагивание ею прав всех участников разговора.

В отдельных случаях могут возникать препятствия в использовании аудиоинформации, имеющей личный (интимный) характер и касающийся конкретного лица. Тем не менее, и в таких случаях процессуальный закон предусматривает возможность использования в качестве средства доказывания подобных записей посредством их оглашения в закрытом заседании суда.

Подводя итог, сделаем вывод: сделанная скрытно (тайно) аудиозапись не препятствует её применению в качестве доказательства в суде при соблюдении перечисленных в настоящей статье условий. Увеличение круга доказательств за счет использования таких записей расширяет возможности участников процесса для подтверждения своей позиции, а, значит, повышает шансы на успех в суде.

Хотите одержать победу в судебном процессе? Для Вас наши рекомендации из рубрики “Как выиграть суд”.

В судебных процессах наиболее часто используются, конечно, письменные доказательства (документы), мы же рассмотрим возможность применения в суде аудиозаписей, которые сделаны с использованием самого распространенного в настоящее время технического средства — мобильного телефона.

Практика применения диктофонной аудио записи в гражданском и арбитражном процессе. Аудиозапись судебного заседания как средство доказывания.

Автор статьи: Дмитрий Лидов
Если вам нужна бесплатная юридическая консультация – жмите сюда

Автор: Барников Р.И.

Опубликовано: Журнал Российская юстиция. -2007. — № 10. — С. 32 — 33, журнал «Юрист компании» №3, 2007 г.

Позвольте товарищи, у меня все ходы записаны!
(Ильф и Петров. «12 стульев»)

Применение диктофона в судебном процессе является весьма остро обсуждаемой проблемой среди практикующих юристов. Эта тема напрямую затрагивает принцип гласности – один из важнейших принципов судопроизводства.

Не секрет, что многие судьи (если не большинство) не приветствуют применение аудиозаписывающих устройств в зале суда. Приведем пример из судебной практики. Пенсионер Вобликов В.Н. обратился в суд с иском о взыскании недоплаченной пенсии и в ходе процесса совершил правонарушение, за которое подвергся административному аресту сроком на одну неделю. В постановлении судьи указано, что «из самих показаний правонарушителя Вобликова судом усматриваются прямые признаки правонарушения, так как ведение аудиозаписи было направлено на срыв судебного заседания и с целью унизить достоинство председательствующего судьи…». (Козлова Н. Бесплатному защитнику положено сидеть//Российская газета. 2003. 30 окт. С. 5.)

Читайте также:  Как заработать и накопить деньги школьнику 12 лет

Несмотря на это современное российское законодательство напрямую допускает применение аудиозаписи в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Это российская интерпретация гласности. Так, например, принцип гласности в германском варианте не допускает возможность аудио- или видеозаписи судебного заседания для публичного воспроизведения, даже с согласия сторон и разрешения суда; не предусматривается и права сторон на самостоятельные аудио- или видеозаписи судебного разбирательства.

Базисные положения применительно к рассматриваемой теме закреплены в Конституции РФ, которая устанавливает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45) а также свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29).

В ч. 7 ст. 10 ГПК РФ и ч. 7 ст. 11 АПК РФ аудиозапись получила свою конкретную регламентацию. Законодателем закреплено, что лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства.

Однако, при этом возникает вопрос: может ли мешать порядку в судебном заседании применение диктофона? Представляется, что нет. Это объясняется тем, что согласно ч. 4 ст. 158 ГПК РФ и ч. 3 ст. 164 АПК РФ надлежащему порядку в судебном заседании не должны мешать действия граждан, присутствующих в зале заседания и осуществляющих разрешенные судом фотосъемку и видеозапись, трансляцию судебного заседания по радио и телевидению. Таким образом, каких-либо ограничений для аудиозаписи нет. Фото- и видеоаппаратура возможно и может реально помешать ведению судебного процесса, поскольку при ее использовании применяются вспышки, лампы освещения, штативы и т.п. Также необходимо учитывать и человеческий фактор: не всякому приятно фотографироваться, а тем более записываться на видеокамеру в обстановке судебного разбирательства. В более выгодном положении находится диктофон, который обладает маленькими габаритами, работает бесшумно и тем самым не создает каких-либо помех для судебного разбирательства.

О том, что диктофон не может помешать порядку судебного заседания, свидетельствует и тот факт, что Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 161-ФЗ из ч. 5 ст. 241 УПК РФ «Гласность» исключены слова, устанавливающие согласие сторон для применения аудиозаписи, а также исключен запрет для применения аудиозаписи, если это создает препятствие для судебного разбирательства. Таким образом, законодатель встал на позицию невозможности создания применением диктофоном каких-либо помех порядку судебного заседания. Сложным и неоднозначным вопросом является возможность применения полученной аудиозаписи судебного заседания в качестве средства доказывания.

Рассмотрим пример из судебной практики. При подаче кассационной жалобы, ООО «Торговый дом «Обувь» заявило письменное ходатайство о приобщении к материалам дела в качестве доказательств по делу аудиозаписи судебного заседания апелляционной инстанции на CD-диске и копии заявления от УМНС РФ по Челябинской области в арбитражный суд Челябинской области. Налоговые органы возразили против удовлетворения ходатайства и заявили, что указанный диск с аудиозаписью и копия заявления по другому делу не являются относимыми и допустимыми доказательствами по рассматриваемому спору, ссылаются также на отсутствие у кассационной инстанции полномочий на приобщение к делу новых доказательств, которые не были предметом исследования в ходе рассмотрения спора по существу. Суд кассационной инстанции, совещаясь на месте, руководствуясь ст.ст. 67, 68, 286, 290 АПК РФ определил: отказать ООО ТД «Обувь» в приобщении аудиозаписи судебного заседания апелляционной инстанции на CD-диске и копии заявления от УФНС РФ по Челябинской области 17.11.04 г. N 07-1402450 в арбитражный суд Челябинской области и вернуть указанные документы представителю Общества в настоящем заседании. (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 2 февраля 2005 г. N Ф09-56/05АК.)

Для того, чтобы аудиозапись была принята судом в качестве доказательства, она должна отвечать определенным законом требованиям. В соответствии с ч.2 ст. 89 АПК РФ «Иные документы и материалы» доказательствами являются аудионосители информации полученные, истребованные или представленные в порядке АПК РФ. Однако закон не содержит процессуальных условий, соблюдение которых гарантирует допустимость «иных документов и материалов» в рамках арбитражного процесса. Ст. 77 ГПК РФ прямо посвящена аудио- и видеозаписям, как отдельному виду доказательств. В частности, к аудиозаписям предъявляются три обязательных требования, которые лицо, желающее представить или ходатайствовать через суд об истребовании доказательств должно сообщить: дата произведения записи, кто производил запись и в каких условиях осуществлялась запись. Эти данные должны быть достоверны и не вызывать у суда сомнения. Обратимся к позиции судебных органов. Показательным является следующий вывод суда: «прослушивание звукозаписи судебного заседания не является обязательным для арбитражного суда, поскольку в ходе рассмотрения дела велся протокол судебного заседания, в котором отражены все необходимые для рассмотрения дела сведения». (Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26 ноября 2003 г. NА33-2388/02-С2-Ф02-4046/03-С2.)

Но может ли секретарь судебного заседания (или судья – в арбитражном процессе) дословно фиксировать в протоколе все сказанное в суде? Очевидно, что нет. Ведь, как правило, протокол пишется под диктовку судьи. И, соответственно, какие обстоятельства, заявления и ходатайства необходимо отразить в протоколе решает суд. Нецелесообразно лицам, участвующим в деле, специально обращать внимание и говорить суду «Прошу мои слова отразить в протоколе», поскольку протокол должен содержать все существенные сведения о разбирательстве дела, в том числе и возражения на действия председательствующего судьи.

Несомненно, аудиозаписи судебного процесса существенно упрощают и вносят объективную ясность в судебный процесс. Об этом свидетельствует Постановление Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. N 583 «О федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России» на 2007 — 2011 годы», где сказано, что в целях ускорения судопроизводства, минимизации потерь времени и финансовых ресурсов суда и сторон по делу, предотвращения нарушений порядка ведения протоколов судебных заседаний и подачи в связи с этим жалоб необходимо законодательно закрепить обязательность ведения аудиозаписи судебного заседания.

Наряду с этим приказом Федеральной налоговой службы от 20 декабря 2005 г. N САЭ-3-14/676@ «О совершенствовании работы по представлению интересов налоговых органов в судах» руководителям управлений Федеральной налоговой службы предписано в целях ведения аудиозаписи заседаний в арбитражных судах обеспечить сотрудников юридических отделов, отделов урегулирования задолженности и обеспечения процедур банкротства и, при необходимости, сотрудников иных отделов налоговых органов, принимающих участие в судебных заседаниях, диктофонами.

В настоящее время в областном суде Свердловской области введена аудиозапись судебных процессов. Также в судах Новгородской области введена система цифровой аудиозаписи процессов «Фемида». По словам сотрудников управления, система «Фемида» дает возможность воссоздать ход любого процесса и проконтролировать действия судей и других участников процессов. При этом современная компьютерная техника позволяет не только получать качественную звуковую запись процессов, но и распечатывать их стенограммы.

«Это в значительной мере облегчает труд секретарей судебных заседаний», — говорят специалисты. Система «Фемида», по их мнению, обеспечивает абсолютную достоверность фиксации процессов. «Для того, чтобы в подлинную запись нельзя было внести какие-либо изменения задним числом, в программе предусмотрена специальная защита», — отметили в Новгородском управлении Судебного департамента. Все аудиозаписи сохраняются на жестких дисках в компьютерах и дублируются на компакт-дисках, которые приобщаются к рассмотренным в судах делам. (РИА «Новости».)

Из перечисленный выше фактов мы видим, что государство, в лице различных органов, уделяет особое внимание фиксированию в аудио формате хода судебного разбирательства. Но о сроках повсеместного внедрения аудиозаписи в судах можно пока только догадываться. Спорным представляется вопрос относительно процессуального порядка закрепления и ознакомления с аудиозаписями. Частным же организациям и гражданам необходимо искать выход из этой ситуации своими силами для защиты своих нарушенных прав.

Учитывая изложенное предлагаем ряд практических советов для применения диктофона в суде.

1. Перед применением диктофона необходимо заявить ходатайство о применении диктофона (указать конкретную марку) в суде. Свою просьбу мотивировать необходимостью более точной фиксации объяснений сторон, а также процесса исследования доказательств судом. Хотя этого закон не требует, такое действие окажет существенное психологическое воздействие на суд и лиц, участвующих в деле и предупредит возможные процессуальные препятствия и нарушения.

2. Убедиться, чтобы это ходатайство занесли в протокол судебного заседания, для того, чтобы в последствии на это обстоятельство можно было ссылаться.

3. Запись лучше вести на двух носителях, один из которых кассетный. По окончании записи кассету приложить к протоколу судебного заседания.

4. Если судья прямо возражает на использование диктофона, то возможно поднять вопрос об отводе судьи. Оснований может быть два: либо судья в силу незнания закона не обладает достаточной квалификацией, либо, игнорируя предписания закона, судья каким-либо образом заинтересован в деле.

5. При приобщении в качестве доказательства аудиозаписи, произведенной на диктофон, обратить внимание на то, что проверка судом допустимости, относимости и достоверности аудио информации невозможна без ее прослушивания.

Подводя итог вышесказанному, необходимо отметить, что в каждом конкретном случае вопросы, касающиеся аудиозаписи судебных заседаний, решаются индивидуально. Но, несмотря на это, предписания закона должны исполняться всеми неукоснительно, иначе правовые нормы теряют свой практический и социально значимый смысл.

В статье про использование диктофона в суде Вы рекомендуете использовать два диктофона, один из которых аналоговый (кассетный). Не могли бы вы сказать, чем обусловлена данная рекомендация?

Приобщение кассеты (а не цифровой записи) необходимо для того, чтобы у суда не возникло сомнений по поводу подлинности аудиозаписи. Поскольку запись производилась непосредственно в это время и в этом месте, кассета передается непосредственно в присутствии суда, а также на глазах всех присутствующих в судебном заседании, отпадают всякие вопросы в достоверности и подлинности пленки. Что касается цифровой записи, то ее будет довольно сложно приобщить к протоколу, поскольку цифровые диктофоны, как правило, не обладают съемными носителями информации. К тому же цифровая запись, даже без особых профессиональных технических знаний, при желании легко можно редактировать с помощью компьютерных приложений по обработке звуков.

Если у представителя будет только цифровая запись (например аналоговый диктофон остановился и не записал самое интересное), какие аргументы можно привести, чтобы отстоять интересы клиента?

Если у представителя будет только цифровая запись, то, чтобы она послужила в качестве доказательства, ее необходимо постараться облечь в форму доказательства. Для этого возможно обратиться к квалифицированным специалистам в области современных устройств аудиозаписи. Они дадут заключение о том, что запись на диктофоне является первоисточником, а также перенесут ее с диктофона на оптический диск (CD либо DVD) с помощью своих технических устройств, о чем также дадут заключение с упоминанием марки диктофона, формата записи, размера файла, а также других индивидуальных признаков. Также с помощью специалистов возможно решить вопрос о переносе аудиоданных на бумажный носитель. Это послужит уже письменным доказательством.


Примечание: Никакая часть настоящего материала не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами без письменного разрешения (автора) правообладателя.

Автор статьи: Дмитрий Лидов
Если вам нужна бесплатная юридическая консультация – жмите сюда

Приобщение кассеты (а не цифровой записи) необходимо для того, чтобы у суда не возникло сомнений по поводу подлинности аудиозаписи. Поскольку запись производилась непосредственно в это время и в этом месте, кассета передается непосредственно в присутствии суда, а также на глазах всех присутствующих в судебном заседании, отпадают всякие вопросы в достоверности и подлинности пленки. Что касается цифровой записи, то ее будет довольно сложно приобщить к протоколу, поскольку цифровые диктофоны, как правило, не обладают съемными носителями информации. К тому же цифровая запись, даже без особых профессиональных технических знаний, при желании легко можно редактировать с помощью компьютерных приложений по обработке звуков.

При каких условиях диктофонная запись признается допустимым доказательством по делу?

Из изложенных вами обстоятельств не понятно, был ли заключенный вами договор связан с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности. Об отношениях каких именно лиц — физических или юридических — идет речь? В связи с чем нельзя однозначно определить, какие нормы в данном случае подлежат применению: ГПК РФ или АПК РФ — и к практике каких судов, общей юрисдикции или арбитражных, обратиться. Рассмотрим оба варианта.

ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). Согласно ст. 77 ГПК РФ лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи. Если лицо затрудняется пояснить происхождение записи, то такая запись считается непригодной в качестве доказательства в суде. В практике судов общей юрисдикции встречались дела, при рассмотрении которых суды отказывались принять аудиозапись в качестве доказательства. Одним из оснований в рассматриваемом аспекте служил тезис о том, что сделанные без ведома другого лица записи нарушают право такого лица на тайну частной жизни (см., например, апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16.02.2016 по делу № 33-798/2016).

В то же время в практике судов общей юрисдикции можно было найти и прямо противоположные выводы. Так, судом был рассмотрен спор по иску одного гражданина к другому о возврате долга по расписке. Ответчик утверждал, что вернул истцу деньги, но оригинал расписки не получил. В подтверждение своих слов он представил аудиозапись беседы с истцом. Истец возражал против использования этого доказательства, так как он не давал согласия на фиксацию договора. Суд встал на сторону ответчика. При этом он отметил, что в силу ст. 77 ГПК РФ аудиозапись является одним из доказательств, которое может быть исследовано и положено судом в основу решения при разрешении гражданско-правового спора. Тот факт, что истец не знал о ведении ответчиком аудиозаписи, не указывает на недопустимость этого доказательства, поскольку ответчик являлся участником данных переговоров и имел право на запись своего разговора (Решение Первореченского районного суда г. Владивостока от 01.03.2016 по делу № 2-5566/2015).

В конце 2016 г. Коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ сформулировала важную правовую позицию о том, что скрытая аудиозапись является надлежащим доказательством при обосновании факта заключения договора и связанных с ним обстоятельств. Как было отмечено Коллегией ВС РФ, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным кодексом РФ к самостоятельным средствам доказывания, в связи с чем истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними. Запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется (Определение ВС РФ от 06.12.2016 по делу № 35-КГ16-18).

АПК РФ также допускает использование аудиозаписей в качестве доказательств (ч. 2 ст. 64 АПК). Согласно ч. 2 ст. 162 АПК воспроизведение аудио- и видеозаписей проводится арбитражным судом в зале судебного заседания или в ином специально оборудованном для этой цели помещении. Факт воспроизведения аудио- и видеозаписей отражается в протоколе судебного заседания.

При рассмотрении договорных споров при наличии соответствующего ходатайства одной из сторон суды заслушивают аудиозаписи разговоров представителей контрагентов. Между тем такие доказательства не являются основными. Ключевое значение судьи придают письменным доказательствам. Так, например, Седьмой арбитражный апелляционный суд при рассмотрении дела о возврате долга по договору констатировал, что условием подтверждения факта совершения организацией хозяйственной операции является наличие первичного документа бухгалтерского учета, оформленного в установленном законом порядке. Подтверждением приема наличных денег в кассу организации является квитанция к приходному кассовому ордеру, а перечисления на расчетный счет общества — платежное поручение. Запись разговора, состоявшегося между представителями сторон, допустимым доказательством не является. Даже при установлении посредством фоноскопической экспертизы принадлежности голосов она не может подтверждать внесение денежных средств в сумме, заявленной к взысканию. С позицией апелляции согласился суд округа (см. постановление АС Западно-Сибирского округа от 27.10.2016 № Ф04-100/2016 по делу № А27-11390/2015). Таким образом, суды исходили из того, что определенные обстоятельства могут быть подтверждены только письменными доказательствами.

Между тем, если в вашем случае речь идет о каких-то обстоятельствах, которые сложно подтвердить письменными доказательствами (например, тот факт, что ответчик отрицал наличие в объекте каких-либо недостатков и т.п.), то представляется, что арбитражный суд учтет аудиозапись. При этом принципиально важно, чтобы аудиозапись позволяла отнести разговор к спорным правоотношениям (см. постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31.03.2016 № 03АП-1037/16 по делу № А33-27525/2015).

При представлении диктофонной записи как доказательства в суде общей юрисдикции или арбитражном суде рекомендуем:

указать в ходатайстве о ее приобщении к делу на обстоятельства ее совершения: кем, когда и при каких условиях она была осуществлена;

пояснить, какие существенные для дела обстоятельства могут быть подтверждены данной записью;

приложить к аудиозаписи ее текстовую расшифровку;

ходатайствовать о проведении экспертизы диктофонной записи на предмет отсутствия следов монтажа и идентификации голосов.

В то же время в практике судов общей юрисдикции можно было найти и прямо противоположные выводы. Так, судом был рассмотрен спор по иску одного гражданина к другому о возврате долга по расписке. Ответчик утверждал, что вернул истцу деньги, но оригинал расписки не получил. В подтверждение своих слов он представил аудиозапись беседы с истцом. Истец возражал против использования этого доказательства, так как он не давал согласия на фиксацию договора. Суд встал на сторону ответчика. При этом он отметил, что в силу ст. 77 ГПК РФ аудиозапись является одним из доказательств, которое может быть исследовано и положено судом в основу решения при разрешении гражданско-правового спора. Тот факт, что истец не знал о ведении ответчиком аудиозаписи, не указывает на недопустимость этого доказательства, поскольку ответчик являлся участником данных переговоров и имел право на запись своего разговора (Решение Первореченского районного суда г. Владивостока от 01.03.2016 по делу № 2-5566/2015).

Аудиозапись в качестве доказательства в суде

Не так давно коллегия Верховного суда обсуждала вопрос о признании аудиозаписей, сделанными сторонами судебного разбирательства, в качестве допустимого доказательства. Это нам кажется, что просто включить диктофон в беседе с человеком, а затем представить его в ходе судебного слушания – вещь вполне допустимая. Однако, если обратиться к букве закона становится ясно, что все не так просто.

Во-первых, нужно определить, насколько собеседник «человека с диктофоном» осведомлен о том, что его речь записывается.

Во-вторых, на какое именно устройство производится запись, в-третьих, где и при каких обстоятельствах эта запись делается, а также многое другое.

Главное, на что обратили внимание арбитры – это факт или отсутствие факта посягательства на личную жизнь. Это как раз и стало камнем преткновения в обсуждении данного вопроса. Собственно, если бы не это обстоятельство, звукозапись такого формата уже бы давно могла стать средством для защиты своих прав. В нашей статье мы постараемся детально изучить, что органы судебной власти вкладывают в понятие аудиозаписи, чем отличается «гражданская» аудиозапись от той, что производится правоохранительными органами, что нужно знать, когда включаешь диктофон в беседе с человеком и, конечно, где можно и нельзя заниматься записью.

На что ссылались судьи?

Если обратиться к текстам правовых документов, становится понятна некая «нерешительность» арбитров касаемо этого вопроса. В частности, существует запрет на скрытую фиксацию информации, установленный в статье 24 Конституции, гарантирующей равенство прав и свобод граждан, а также право на частную жизнь. Также в пункте 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», указано, что любой гражданин не вправе требовать от другого гражданина раскрывать сведения о его личной жизни, семейных тайнах против его воли. На основании этих предписаний судьи могут или принять, или наоборот – отвергнуть аудиозапись, представленную в суде в качества доказательства. В нашем случае идет четкое разграничение аудио фиксации на те обстоятельства и то место, где она была произведена. Более того, нам встретилось такое понятие, как «воля» того, чей голос записывают. Если она есть – пожалуйста, фиксируйте. Если нет, то и вопрос исчерпан. Однако, как мы с Вами понимаем, что сказанное умышленно «на диктофон» может существенно разниться с тем, что может сказать человек в отсутствии записывающего устройства. В виду этого, у нас остается последний пункт, в котором требуется разобраться – место и время, когда эта запись производилась. Именно на основании данных обстоятельств и будет принято решение судей. Обращаем Ваше внимание, что к этому вопросу нужно подойти максимально щепетильно, т.к. этот фактор может сыграть решающую роль в рассмотрении дела.

Читайте также:  Можно ли оформить страховку без прав

На что ссылались судьи?

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Герасимов Александр Владимирович, Данилов Давид Борисович

К тому же в соответствии с ч. 2 ст. 80 ГПК РФ в определении суда указывается, что эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом этого учреждения, об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации, чего не будет в случае проведения экспертизы в досудебном порядке, а это позволит ответчику говорить о том, что эксперт может быть заинтересованным лицом.

Аудио доказательства играют ли роль на суде

Диктофонная запись (аудиозапись), как доказательство в суде

ВНИМАНИЕ. Дополнение от 13.06.2016. Обновление относительно диктофонной аудиозаписи, как доказательства в суде от 13 апреля 2016 года. Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации №131П15, Обзором судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13 апреля 2016 г.) в очередной раз подтверждено, что “в силу п. 1 ст. 162 ГК РФ нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на показания свидетелей, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Таким образом вновь подтверждена возможность применения диктофонной аудиозаписи, как доказательства в суде, так как последняя не является свидетельскими показаниями, а является самостоятельным видом доказательств.

Очередное дополнение, Верховный суд РФ вынес Определение №35-КГ16-18 от 6 декабря 2016 г., в котором сделал интересные выводы, полностью легализцющие диктофонную запись, как доказательство в суде.

“В соответствии с частью 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 названного кодекса). Таким образом, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации к самостоятельным средствам доказывания, в связи с чем истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними.

При этом истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Шишкина (Белан) Е.С. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров со Страховой Е.В. Исходя из изложенного, вывод суда апелляционной инстанции о том, что представленные истицей аудиозаписи не соответствуют требованиям о допустимости доказательств, не основан на законе.

В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Шишкиной (Белан) Е.С, что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.

При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется”.

Для правильного применения диктофонной аудиозаписи, как доказательства в суде,читайте далее.

В данной статье мы рассмотрим правомерность применения ранее записанных диктофонных записей (аудиозаписей) в качестве доказательства в суде (например, аудиозаписей переговоров с другой стороной договора, аудиозаписей разговоров с работником и пр.) общей юрисдикции и арбитражном суде.

Диктофонная запись, как доказательство в суде во многих случаях может сыграть ключевую роль в судебном процессе, а зачастую является единственным доказательством, имеющимся на руках у лица, чьи права нарушены.

В частности, диктофонная запись (аудиозапись) часто может подтвердить в суде следующие факты:

– факт дачи денег взаймы;

– факт словестного оскорбления;

– факт признания долга;

– факт черной заработной платы;

– факт вымогательства взятки.

Разумеется, это всего лишь примеры, перечень тех обстоятельств, которые может подтверждать диктофонная запись в суде (аудиозапись), неисчерпаем.

Отдельно остановимся на подтверждении факта дачи денег взаймы. Как указывают некоторые специалисты согласно ст.808 ГК РФ договор займа должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, – независимо от суммы. На основании этого делают вывод о том, что якобы, никакими иными доказательствами, кроме письменного договора или расписки, подтвердить заем нельзя. Однако это мнение не соответствует закону, поскольку согласно ч.1 ст.162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Как видно, ограничивается лишь применение свидетельских показаний, но допускаются другие доказательства, таким другим доказательством как раз является аудиозапись.

В частности, вывод о применении ст.162 ГК РФ и возможности представления иных доказательств содержиться в Определении ВАС РФ от 01.07.2008 N 413/08 по делу N А56-44572/2005, Определении ВАС РФ от 24.07.2009 N ВАС-9364/09 по делу N А56-11245/2007, Постановлении ФАС Московского округа от 09.12.2009 N КГ-А41/12736-09 по делу N А41-23599/08 и ряде других судебных актов.

Очень часто у клиента на руках отсутствуют какие-либо иные доказательства его правоты и нарушения его прав, кроме диктофонной записи (аудиозаписи) некоего разговора.

Казалось бы все просто, записал на диктофон разговор, предъявил аудиозапись в суде, прослушали, доказали то, что требуется.

Однако на практике вопрос диктофонных записей в суде отнюдь не однозначен, зачастую суды не принимают диктофонную запись в качестве доказательства, аргументируя нарушением порядка ее получения, признавая несанкционированную запись частных разговоров недопустимым доказательством, полученным с нарушением закона.

Давайте рассмотрим, какие приводятся в судах аргументы против использования диктофонной записи (аудиозаписи) в суде? Как правило, это следующие аргументы:

1. Диктофонная аудиозапись (аудиозапись) произведена скрытно, без уведомления и согласия лица, чьи слова записаны. Так, согласно абзацу 6 ст.6 Федерального закона Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами».

Согласно требованиям данной правовой нормы аудиозапись, производимая неуполномоченным лицом, должна быть гласной, то есть должна быть объявлена до начала ее применения.

2. Согласно ст.23 Конституции РФ «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени», «каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения». Согласно ст.24 Конституции РФ «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются».

Фактически, диктофонная запись (аудиозапись) является вмешательством в частную жизнь, так как на диктофон записываются частные разговоры.

3. Согласно ст.77 Гражданского процессуального кодекса РФ «лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи». Зачастую лицами, участвующими в процессе, предъявляются такие диктофонные записи, происхождение которых они затрудняются пояснить. Такая диктофонная запись становится непригодной в качестве доказательства в суде.

В Арбитражном процессуальном кодексе использование аудиозаписей в качестве доказательств регламентируется ч.2 ст.64, ч.2 ст.69, ч.2 ст.162 АПК РФ. Несмотря на отсутствие там аналогичных норм арбитражные суды также на практике требуют объяснить происхождение диктофонной аудиозаписи.

4. Диктофонная запись (аудиозапись) должна быть произведена на основании ст.12 Гражданского кодекса РФ в целях самозащиты.

5. Определенные обстоятельства согласно закону могут быть подтверждены только письменными доказательствами, к коим аудиозапись не относится.

6. Согласно ст.50 Конституции РФ «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Опираясь на вышеуказанные пункты, противники применения диктофонной записи в качестве доказательства в суде пытаются исключить ее из числа доказательств по судебному делу.

7. В дело не представлено доказательств принадлежности голоса на аудиозаписи определенному лицу.

8. Диктофонная запись (аудиозапись) должна быть осуществлена на кассету, запись на диск или цифровой диктофон недопустима.

Таким образом, перечень обстоятельств, по которым суды не принимают в качестве доказательств диктофонные записи, немал.

Однако избежать отказа в приобщении диктофонной записи (аудиозапись) к материалам дела можно, если при проведении диктофонной записи и ее последующем представлении в качестве доказательства в суде придерживаться следующих правил:

1. Ходатайство о приобщении диктофонной записи к делу рекомендуется составлять в письменном виде.

2. При представлении диктофонной записи, как доказательства (аудиозаписи), следует указывать в ходатайстве о ее приобщении к делу об обстоятельствах ее совершения, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись.

3. Рекомендуется указывать, что диктофонная запись (аудиозапись) произведена в целях самозащиты согласно ст.12 Гражданского Кодекса РФ.

4. Указывать, какие обстоятельства, существенные для дела могут быть подтверждены диктофонной записью.

5. Прилагать к диктофонной записи ее текстовую расшифровку.

6. В ряде случаев также следует ходатайствовать о проведении экспертизы диктофонной записи на предмет отсутствия следов монтажа и идентификации голосов. Этот вопрос необходимо отслеживать по субъективному отношению суда в вашей записи. При скептическом отношении следует усилить позицию проведением экспертизы (ходатайством о ее проведении).

Что касается аргумента о проведении записи на кассету, то данные требования не предусмотрены действующим законодательством, кроме того, как правоохранительные органы, так и суды уже давно используют и признают цифровые аудиозаписи и их копии на CD-дисках.

Тонким моментом является то, что если запись представлена на кассете или диске, то они приобщаются к материалам дела, как вещественные доказательства, если же прямо на цифровом диктофоне, то приложен к материалам дела должен быть диктофон, что является весьма неудобным для вас.

Однозначных норм, регламентирующих применение диктофонной записи в суде, нет. В каждом конкретном случае вопрос о приобщении диктофонной записи в качестве доказательства по делу решается судом индивидуально, в зависимости от конкретных обстоятельств. Нужно только быть готовыми к правильному преподнесению диктофонной записи суду.

Подборка судебной практики по вопросам применения диктофонной записи в суде (аудиозаписи)

Судебная практика против возможности применения диктофонной записи (аудиозаписи)

  1. ВТОРОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 7 сентября 2007 г. по делу N А17-1084/6-2007. Факт отсутствия лица в определенном месте не может быть подтвержден диктофонной аудиозаписью.
  2. ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 10 ноября 2010 г. по делу N А33-10388/2010. Не доказан факт произведения диктофонной аудиозаписи в целях самозащиты согласно ст.12 ГК РФ.
  3. ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 22 марта 2010 г. по делу N А33-15239/2009. Диктофонная аудиозапись интервью с ответчиком не может быть признана относимым и допустимым доказательством согласования существенного условия договора.
  4. ПЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 3 марта 2010 г. N 05АП-178/2010. При наличии достаточных письменных доказательств аудиозапись не является относимым и допустимым доказательством.
  5. АРБИТРАЖНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ – РЕШЕНИЕ от 21 июля 2010 г. по делу N А26-3691/2010. Суд не может в качестве допустимых доказательств факта распространения ответчиками листовок принять показания свидетеля и диктофонная аудиозапись по другому делу.
  6. ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 5 марта 2010 г. N 09АП-2057/2010-ГК. Стороной по делу не объяснено происхождение аудиозаписи, в связи с чем она не может быть принята в качестве доказательство по делу

7. ПЕРВЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 6 ноября 2009 г. по делу N А79-1979/2007 – Определенные обстоятельства согласно закону могут быть подтверждены только письменными доказательствами, к коим диктофонная аудиозапись не относится.

  1. ВТОРОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 22 июня 2007 г. по делу N А82-16545/2006-9. Неверно указаны сведения о времени проведения диктофонной аудиозаписи, что повлекло отказ в ее приобщении к делу.
  2. ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 17 июня 2009 г. по делу N А23-1338/09А-12-48. Суд апелляционной инстанции не принял CD-диск с аудиозаписью в качестве доказательства в связи с возможностью его представления, но непредставлением стороной в суд первой инстанции.

Судебная практика в пользу возможности использования диктофонной записи как доказательства в суде.

  1. НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД, Президиум – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 15 марта 2007 года Дело N 44-г-46
  2. ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ по проверке законности и обоснованности решений арбитражных судов, не вступивших в законную силу от 2 октября 2006 г., Дело N 09АП-10902/2006-ГК. Осуществление диктофонной аудиозаписи без ведома записанных на нее лиц не влечет ее недопустимости как доказательства.
  3. ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 27 февраля 2009 года
  4. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 5 августа 2010 г. N 78-О10-91 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)

Записывать надо на вещественный носитель, в частности, CD-диск с переписанной диктофонной записью, признается вещественным доказательством.

  1. ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 17 июня 2009 г. по делу N А23-1338/09А-12-48.
  2. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 5 августа 2010 г. N 78-О10-91 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
  3. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 февраля 2010 г. N 87-О09-26 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
  4. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ – КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 августа 2010 г. N 9-О10-37 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)

Для подтверждения принадлежности голоса определенным лицам целесообразно проводить экспертизу

  1. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ – КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 августа 2010 г. N 9-О10-37 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
  2. ШАЦКИЙ РАЙОННЫЙ СУД РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ – РЕШЕНИЕ от 7 апреля 2006 г. N 2-9. В связи с неразборчивостью голосов суд посчитал диктофонную записьдоказательством, не могущим подтвердить определенные обстоятельства. Производилась экспертиза аудио-записи.

ДОПОЛНЕНИЯ

Судебная практика относительно видеозаписей

Суд отклонил довод о том, что видеосъемка, представленная истцом, являлась недопустимым доказательством в силу ст. 152.1 ГК РФ. Как разъяснил суд, в рассматриваемом случае видеосъемка производилась истцом в целях защиты нарушенного права в рамках гражданско-правовых отношений, в связи с чем осуществление видеосъемки при фиксации факта распространения контрафактной продукции является соразмерным и допустимым способом самозащиты и отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств (ст. ст. 12, 14 ГК РФ, п. 2 ст. 64 АПК РФ).Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2010 N 18АП-2587/2010 по делу N А47-11353/2009

Согласно требованиям данной правовой нормы аудиозапись, производимая неуполномоченным лицом, должна быть гласной, то есть должна быть объявлена до начала ее применения.

Аудиозапись как доказательство в суде в 2020 году

Статью подготовил ведущий корпоративный юрист Шаталов Станислав Карлович. Связаться с автором

Вернуться назад на Доказательства 2020

На первый взгляд, все просто – записать на флеш-карту (CD-диск), дать пояснения, когда, кем и при каких обстоятельствах сделана запись, обеспечить суд технической возможностью прослушать/посмотреть запись (взять с собой в заседание ноутбук).

Однако, существует ряд нюансов, весьма затрудняющих использование такого вида доказательств. Требование пояснить «когда, кем и при каких обстоятельствах сделана запись» указано в ст.77 ГПК РФ не случайно: оно призвано проверить допустимость такого средства доказывания. Если запись была сделана с помощью скрытой камеры в жилом помещении, где проживает ответчик, или с помощью микрофона, тайно размещенного в помещении, занимаемом ответчиком, то такую запись суд даже не приобщит к материалам дела, сославшись на нарушение ст.23,24 Конституции РФ.

По общему правилу, можно записывать свой собственный разговор, по телефону, либо при личной встрече, участником которой являлось лицо, сделавшее запись. Причем, разговор этот должен касаться именно договорных отношений сторон, а не «частной жизни» отдельного лица. Например – беседа заимодавца и заемщика о возврате долга. Если в суд представляется аудиозапись, требуется приобщить «расшифровку» (полный перенос содержания беседы на бумагу) разговора на ней, которую можно изготовить самостоятельно. Заверять расшифровку не требуется (определение ВС РФ N 33-КГ15-6).

А нужно ли уведомлять другую сторону о том, что производится запись? Странный вопрос, ведь если это сделать оппонент никогда не скажет того, что он мог бы сказать, и ради чего собственно запись и производится.

Мнения судов разделились, согласно первой точке зрения, уведомлять о ведении записи нужно (Ленинградский областной суд, определение N 33-3454; Санкт-Петербургский городской суд, апелляционное определение N 33-69), иначе запись будет признана недопустимым доказательством. В других случаях, суды посчитали, что уведомлять о ведении записи не требуется (Определение Верховного суда РФ по делу №35-КГ16-18, Свердловский областной суд апелляционное определение по делу N 33-15050).

Разумеется, вторая точка зрения представляется более прогрессивной (тем более, что она поддержана ВС РФ) – необходимость «писать» человека возникает только тогда, когда иным путем доказательства получить нельзя, ввиду уклонения оппонента от их предоставления. Но возможно, что разница в оценке связана лишь с тем, что в случаях, рассмотренных в Ленинградской области ответчик не признавал запись, а при рассмотрении дел Верховным судом и в Свердловской области ответчик признавал факт разговора, но просил исключить запись из числа доказательств, так как не был уведомлен о том, что запись производится.

Кстати, при рассмотрении одного из судебных дел, суд отказал в приобщении аудиозаписи на том основании, что из ее содержания нельзя установить время, место и обстоятельства при которых она производилась! (Санкт-Петербургский городской суд апелляционное определение N 33-1490). Может быть судья хотел сказать не то, что сказал, но по странному совпадению, и в этом случае аудиозапись оспаривалась вторым участником спора.

Логично просто скопировать запись с телефона/диктофона на компьютер и перенести на диск (CD или флеш-карту).

Однако, проблема в том, что в дело будет представлен не оригинал записи, а ее копия. Что может повлечь следующий вывод суда: «в материалах дела имеется фонограмма, полученная не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписанная с иного носителя (телефона и/или диктофона), то есть фонограмма-копия, верность которой (полнота соответствия оригиналу) не может быть надлежаще процессуально проверена и удостоверена» (Свердловский областной суд апелляционное определение по делу N 33-18491). Или вот так: «подлинная запись с видеорегистратора ответчиком и его представителем в суд апелляционной инстанции не представлена (запись была представлена на ДВД-диске – А.П.)», что также повлекло признание записи ДТП недопустимым доказательством (Санкт-Петербургский городской суд апелляционное определение N 33-2963).

Ну что же, правила о предоставлении доказательств в дело никто не отменял и приобщать их нужно в оригинале, или надлежащим образом заверенной копии. Интересно, как в такой ситуации поступить – принести на флешке и на телефоне и дать суду прослушать, чтобы «заверить копию»?! Или приобщить в дело сам носитель оригинальной записи – телефон?! Мой знакомый юрист специально для таких целей приобрел диктофон, «пишущий» сразу на съемный носитель. Но далеко не все будут приобретать подобную технику.

Примечательно, что в просмотренной мной судебной практики до фоноскопической экспертизы не дошли ни разу – суд отказывал в ее проведении, начиная придираться к допустимости произведенной записи.

Интересен вопрос о том, кто инициирует и авансирует проведение этой экспертизы. При фальсификации письменных доказательств все понятно – есть предположительно подделанная подпись от имени такого-то, если такой-то оспаривает ее подлинность – то он просит суд назначить и оплачивает экспертизу.

По аудиозаписи все не так просто – ведь из ее содержания установить действующих лиц, как правило нельзя. И если другая сторона оспаривает запись, то и оснований возлагать на нее обязанность оплачивать экспертизу, нет.

Предположу, что суд в этой ситуации возложит обязанность по авансированию экспертизы на лицо, представившее «неудобное» доказательство, мотивируя это тем, что «непонятно кто на записи, другая сторона оспаривает, экспертиза стоит десятки тысяч рублей, представьте оригинал записи (любимый Айфон), а лучше вообще откажитесь от экспертизы».

Стоит отметить, что и записи как правило предоставляются довольно некачественные, с обилием посторонних шумов, что значительно затрудняет идентификацию участников разговора – слова то разобрать возможно не всегда!

Аудиозапись рассматривается в гражданском процессе, как «недодоказательство», неудобное и нелюбимое судами. Если оппонент признает запись – вопросов нет. Если не признает – претензии к допустимости доказательства сразу появляются в огромном количестве, причем как предусмотренные, так и не предусмотренные законом. Суд сделает все, чтобы отвергнуть запись, и не проводить по делу экспертизу.

Стороне, предполагающей, что ее «записали» и будут эту запись использовать, достаточно не признавать факт встречи и не опознавать свой голос на записи – тогда суд отвергнет это доказательство на 99% (причем без всякой экспертизы). В суд можно направить представителя, поскольку не всякий, услышав себя на диктофонной записи, сможет уверенно заявить суду, что «это не я».

Стороне, планирующей представить аудиозапись, следует позаботиться о ее идентификации и качестве:

• если планируется личная встреча – приобрести диктофон с микрофоном (который можно незаметно разместить на одежде), пишущий на съемный носитель. Это значительно повысит качество записи, снимет вопросы с предоставлением ее оригинала в суд. Местом встречи желательно определить такое, где снижен общий шумовой фон – парк, малопосещаемый в дневное время ресторан и так далее. Качество записи и низкий уровень фонового шума очень важно – судья будет слушать запись в любом случае. А вот решать – приобщать к делу или нет, и какую оценку давать доказательству, судья будет на основании в том числе качества записи – если четко слышны два голоса это одно, а если встреча была в управлении Росреестра и в общем гаме голосов разговор сторон практически не разобрать – совсем другое;
• перед началом встречи проговорить под запись время, место и участвующих лиц;
• предупреждать о ведении записи своего оппонента не нужно;
• имея на руках запись, но до обращения в суд, обратиться с заявлением в правоохранительные органы – пусть проверят, нет ли в действиях оппонента состава преступления. Как правило, состава там нет (или его не найдут), но оппонента должны опросить и есть шанс, что он признается в (к примеру) получении средств (а наличии записи разговора в этом может помочь). Так можно получить уже письменное доказательство – объяснения лица + постановление об отказе в возбуждении УД, которые можно использовать в суде;
• представить запись в суд не заблаговременно, а неожиданно (желательно, чтобы в заседании присутствовал сам оппонент) – это повысит шансы на признание оппонентом как факта встречи, так и себя, как участвующего в ней лица;
• в заседание суда представить расшифровку записи (хотя такое требование в законе прямо не поименовано, на практике оно применяется повсеместно). Расшифровка не требует заверения (ВС уже высказался на эту тему), но, если есть желание заверить ее в экспертной организации – лишним это не будет. Можно также сразу с заявлением ходатайства о прослушивании и приобщении записи представить заключение об отсутствии монтажа и даже идентификации голоса заявителя на записи – все указанные меры повысят убедительность доказательства в глаза суда, который, напомню, аудиозапись в таковом качестве воспринимать как правило не хочет.

Договор перевозки 2020
Договор подряда 2020
Договор поставки 2020
Договор субаренды 2020
Договор хранения 2020

Аудиозапись рассматривается в гражданском процессе, как «недодоказательство», неудобное и нелюбимое судами. Если оппонент признает запись – вопросов нет. Если не признает – претензии к допустимости доказательства сразу появляются в огромном количестве, причем как предусмотренные, так и не предусмотренные законом. Суд сделает все, чтобы отвергнуть запись, и не проводить по делу экспертизу.

Аудио доказательства играют ли роль на суде

Диктофонная запись (аудиозапись), как доказательство в суде

ВНИМАНИЕ. Дополнение от 13.06.2016. Обновление относительно диктофонной аудиозаписи, как доказательства в суде от 13 апреля 2016 года. Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации №131П15, Обзором судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13 апреля 2016 г.) в очередной раз подтверждено, что “в силу п. 1 ст. 162 ГК РФ нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на показания свидетелей, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Таким образом вновь подтверждена возможность применения диктофонной аудиозаписи, как доказательства в суде, так как последняя не является свидетельскими показаниями, а является самостоятельным видом доказательств.

Очередное дополнение, Верховный суд РФ вынес Определение №35-КГ16-18 от 6 декабря 2016 г., в котором сделал интересные выводы, полностью легализцющие диктофонную запись, как доказательство в суде.

“В соответствии с частью 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 названного кодекса). Таким образом, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации к самостоятельным средствам доказывания, в связи с чем истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними.

При этом истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Шишкина (Белан) Е.С. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров со Страховой Е.В. Исходя из изложенного, вывод суда апелляционной инстанции о том, что представленные истицей аудиозаписи не соответствуют требованиям о допустимости доказательств, не основан на законе.

В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Шишкиной (Белан) Е.С, что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.

При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется”.

Для правильного применения диктофонной аудиозаписи, как доказательства в суде,читайте далее.

В данной статье мы рассмотрим правомерность применения ранее записанных диктофонных записей (аудиозаписей) в качестве доказательства в суде (например, аудиозаписей переговоров с другой стороной договора, аудиозаписей разговоров с работником и пр.) общей юрисдикции и арбитражном суде.

Диктофонная запись, как доказательство в суде во многих случаях может сыграть ключевую роль в судебном процессе, а зачастую является единственным доказательством, имеющимся на руках у лица, чьи права нарушены.

В частности, диктофонная запись (аудиозапись) часто может подтвердить в суде следующие факты:

– факт дачи денег взаймы;

– факт словестного оскорбления;

– факт признания долга;

– факт черной заработной платы;

– факт вымогательства взятки.

Разумеется, это всего лишь примеры, перечень тех обстоятельств, которые может подтверждать диктофонная запись в суде (аудиозапись), неисчерпаем.

Отдельно остановимся на подтверждении факта дачи денег взаймы. Как указывают некоторые специалисты согласно ст.808 ГК РФ договор займа должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, – независимо от суммы. На основании этого делают вывод о том, что якобы, никакими иными доказательствами, кроме письменного договора или расписки, подтвердить заем нельзя. Однако это мнение не соответствует закону, поскольку согласно ч.1 ст.162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Как видно, ограничивается лишь применение свидетельских показаний, но допускаются другие доказательства, таким другим доказательством как раз является аудиозапись.

В частности, вывод о применении ст.162 ГК РФ и возможности представления иных доказательств содержиться в Определении ВАС РФ от 01.07.2008 N 413/08 по делу N А56-44572/2005, Определении ВАС РФ от 24.07.2009 N ВАС-9364/09 по делу N А56-11245/2007, Постановлении ФАС Московского округа от 09.12.2009 N КГ-А41/12736-09 по делу N А41-23599/08 и ряде других судебных актов.

Очень часто у клиента на руках отсутствуют какие-либо иные доказательства его правоты и нарушения его прав, кроме диктофонной записи (аудиозаписи) некоего разговора.

Казалось бы все просто, записал на диктофон разговор, предъявил аудиозапись в суде, прослушали, доказали то, что требуется.

Однако на практике вопрос диктофонных записей в суде отнюдь не однозначен, зачастую суды не принимают диктофонную запись в качестве доказательства, аргументируя нарушением порядка ее получения, признавая несанкционированную запись частных разговоров недопустимым доказательством, полученным с нарушением закона.

Давайте рассмотрим, какие приводятся в судах аргументы против использования диктофонной записи (аудиозаписи) в суде? Как правило, это следующие аргументы:

1. Диктофонная аудиозапись (аудиозапись) произведена скрытно, без уведомления и согласия лица, чьи слова записаны. Так, согласно абзацу 6 ст.6 Федерального закона Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами».

Согласно требованиям данной правовой нормы аудиозапись, производимая неуполномоченным лицом, должна быть гласной, то есть должна быть объявлена до начала ее применения.

2. Согласно ст.23 Конституции РФ «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени», «каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения». Согласно ст.24 Конституции РФ «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются».

Фактически, диктофонная запись (аудиозапись) является вмешательством в частную жизнь, так как на диктофон записываются частные разговоры.

3. Согласно ст.77 Гражданского процессуального кодекса РФ «лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи». Зачастую лицами, участвующими в процессе, предъявляются такие диктофонные записи, происхождение которых они затрудняются пояснить. Такая диктофонная запись становится непригодной в качестве доказательства в суде.

В Арбитражном процессуальном кодексе использование аудиозаписей в качестве доказательств регламентируется ч.2 ст.64, ч.2 ст.69, ч.2 ст.162 АПК РФ. Несмотря на отсутствие там аналогичных норм арбитражные суды также на практике требуют объяснить происхождение диктофонной аудиозаписи.

4. Диктофонная запись (аудиозапись) должна быть произведена на основании ст.12 Гражданского кодекса РФ в целях самозащиты.

5. Определенные обстоятельства согласно закону могут быть подтверждены только письменными доказательствами, к коим аудиозапись не относится.

6. Согласно ст.50 Конституции РФ «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Опираясь на вышеуказанные пункты, противники применения диктофонной записи в качестве доказательства в суде пытаются исключить ее из числа доказательств по судебному делу.

7. В дело не представлено доказательств принадлежности голоса на аудиозаписи определенному лицу.

8. Диктофонная запись (аудиозапись) должна быть осуществлена на кассету, запись на диск или цифровой диктофон недопустима.

Таким образом, перечень обстоятельств, по которым суды не принимают в качестве доказательств диктофонные записи, немал.

Однако избежать отказа в приобщении диктофонной записи (аудиозапись) к материалам дела можно, если при проведении диктофонной записи и ее последующем представлении в качестве доказательства в суде придерживаться следующих правил:

1. Ходатайство о приобщении диктофонной записи к делу рекомендуется составлять в письменном виде.

2. При представлении диктофонной записи, как доказательства (аудиозаписи), следует указывать в ходатайстве о ее приобщении к делу об обстоятельствах ее совершения, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись.

3. Рекомендуется указывать, что диктофонная запись (аудиозапись) произведена в целях самозащиты согласно ст.12 Гражданского Кодекса РФ.

4. Указывать, какие обстоятельства, существенные для дела могут быть подтверждены диктофонной записью.

5. Прилагать к диктофонной записи ее текстовую расшифровку.

6. В ряде случаев также следует ходатайствовать о проведении экспертизы диктофонной записи на предмет отсутствия следов монтажа и идентификации голосов. Этот вопрос необходимо отслеживать по субъективному отношению суда в вашей записи. При скептическом отношении следует усилить позицию проведением экспертизы (ходатайством о ее проведении).

Что касается аргумента о проведении записи на кассету, то данные требования не предусмотрены действующим законодательством, кроме того, как правоохранительные органы, так и суды уже давно используют и признают цифровые аудиозаписи и их копии на CD-дисках.

Тонким моментом является то, что если запись представлена на кассете или диске, то они приобщаются к материалам дела, как вещественные доказательства, если же прямо на цифровом диктофоне, то приложен к материалам дела должен быть диктофон, что является весьма неудобным для вас.

Однозначных норм, регламентирующих применение диктофонной записи в суде, нет. В каждом конкретном случае вопрос о приобщении диктофонной записи в качестве доказательства по делу решается судом индивидуально, в зависимости от конкретных обстоятельств. Нужно только быть готовыми к правильному преподнесению диктофонной записи суду.

Подборка судебной практики по вопросам применения диктофонной записи в суде (аудиозаписи)

Судебная практика против возможности применения диктофонной записи (аудиозаписи)

  1. ВТОРОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 7 сентября 2007 г. по делу N А17-1084/6-2007. Факт отсутствия лица в определенном месте не может быть подтвержден диктофонной аудиозаписью.
  2. ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 10 ноября 2010 г. по делу N А33-10388/2010. Не доказан факт произведения диктофонной аудиозаписи в целях самозащиты согласно ст.12 ГК РФ.
  3. ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 22 марта 2010 г. по делу N А33-15239/2009. Диктофонная аудиозапись интервью с ответчиком не может быть признана относимым и допустимым доказательством согласования существенного условия договора.
  4. ПЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 3 марта 2010 г. N 05АП-178/2010. При наличии достаточных письменных доказательств аудиозапись не является относимым и допустимым доказательством.
  5. АРБИТРАЖНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ – РЕШЕНИЕ от 21 июля 2010 г. по делу N А26-3691/2010. Суд не может в качестве допустимых доказательств факта распространения ответчиками листовок принять показания свидетеля и диктофонная аудиозапись по другому делу.
  6. ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 5 марта 2010 г. N 09АП-2057/2010-ГК. Стороной по делу не объяснено происхождение аудиозаписи, в связи с чем она не может быть принята в качестве доказательство по делу

7. ПЕРВЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 6 ноября 2009 г. по делу N А79-1979/2007 – Определенные обстоятельства согласно закону могут быть подтверждены только письменными доказательствами, к коим диктофонная аудиозапись не относится.

  1. ВТОРОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 22 июня 2007 г. по делу N А82-16545/2006-9. Неверно указаны сведения о времени проведения диктофонной аудиозаписи, что повлекло отказ в ее приобщении к делу.
  2. ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 17 июня 2009 г. по делу N А23-1338/09А-12-48. Суд апелляционной инстанции не принял CD-диск с аудиозаписью в качестве доказательства в связи с возможностью его представления, но непредставлением стороной в суд первой инстанции.

Судебная практика в пользу возможности использования диктофонной записи как доказательства в суде.

  1. НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД, Президиум – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 15 марта 2007 года Дело N 44-г-46
  2. ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ по проверке законности и обоснованности решений арбитражных судов, не вступивших в законную силу от 2 октября 2006 г., Дело N 09АП-10902/2006-ГК. Осуществление диктофонной аудиозаписи без ведома записанных на нее лиц не влечет ее недопустимости как доказательства.
  3. ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 27 февраля 2009 года
  4. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 5 августа 2010 г. N 78-О10-91 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)

Записывать надо на вещественный носитель, в частности, CD-диск с переписанной диктофонной записью, признается вещественным доказательством.

  1. ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 17 июня 2009 г. по делу N А23-1338/09А-12-48.
  2. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 5 августа 2010 г. N 78-О10-91 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
  3. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 февраля 2010 г. N 87-О09-26 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
  4. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ – КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 августа 2010 г. N 9-О10-37 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)

Для подтверждения принадлежности голоса определенным лицам целесообразно проводить экспертизу

  1. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ – КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 августа 2010 г. N 9-О10-37 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
  2. ШАЦКИЙ РАЙОННЫЙ СУД РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ – РЕШЕНИЕ от 7 апреля 2006 г. N 2-9. В связи с неразборчивостью голосов суд посчитал диктофонную записьдоказательством, не могущим подтвердить определенные обстоятельства. Производилась экспертиза аудио-записи.

ДОПОЛНЕНИЯ

Судебная практика относительно видеозаписей

Суд отклонил довод о том, что видеосъемка, представленная истцом, являлась недопустимым доказательством в силу ст. 152.1 ГК РФ. Как разъяснил суд, в рассматриваемом случае видеосъемка производилась истцом в целях защиты нарушенного права в рамках гражданско-правовых отношений, в связи с чем осуществление видеосъемки при фиксации факта распространения контрафактной продукции является соразмерным и допустимым способом самозащиты и отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств (ст. ст. 12, 14 ГК РФ, п. 2 ст. 64 АПК РФ).Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2010 N 18АП-2587/2010 по делу N А47-11353/2009

Судебная практика относительно видеозаписей

Аттестационный лист работника

Тип документа: Разное

Для того, чтобы сохранить образец этого документа себе на компьютер перейдите по ссылке для скачивания.

Размер файла документа: 4,6 кб

Размер файла документа: 4,6 кб

Порядок проведения аттестации

  1. Прежде чем приступить к аттестации сотрудников, по предприятию издается соответствующий приказ.
  2. Затем на его основе создается специальная комиссия, в которую входит не менее трех человек. Обычно это
    • руководитель организации (или уполномоченное действовать от его имени лицо),
    • руководитель структурного подразделения,
    • другие сотрудники предприятия, обладающие достаточным уровнем образования и квалификации для того, чтобы позволять им давать оценки другим работникам.

В некоторых случаях к участию в аттестационной комиссии может быть привлечен сторонний эксперт в той области, в которой трудятся проходящие аттестацию сотрудники.

  • После того, как комиссия будет назначена, она приступает к своим обязанностям.
  • Процесс аттестации чем-то напоминает экзамен: аттестируемому задаются вопросы, на которые он должен отвечать. В зависимости от результатов проверки комиссия делает выводы по каждому конкретному человеку (аттестация может проводиться как в отношении одного работника, так и сразу группы сотрудников).

    Следует отметить, что к аттестации следует относиться со всей строгостью и вниманием, поскольку ее итоги могут служить поводом как к повышению сотрудника в занимаемой должности, так и к его увольнению.

    Если в проведении аттестации будут выявлены какие-либо нарушения, то возможна повторная процедура. В случае если работник не будет согласен в результатами проверки, он может обратиться в суд с их обжалованием.

    В некоторых случаях к участию в аттестационной комиссии может быть привлечен сторонний эксперт в той области, в которой трудятся проходящие аттестацию сотрудники.

    Необходимость проведения

    Периодическая проверка сотрудников на профессиональную годность повсеместно встречается на отечественных предприятиях. Это мероприятие зарекомендовало себя в качестве полезной, но необязательной процедуры. В соответствии с нормами законодательства, аттестация работников подлежит неукоснительному проведению лишь в организациях, которые специализируются на выполнении определенных видов деятельности.

    Остальным работодателям, которые не попали в закрепленный на государственном уровне список, закон не запрещает периодически проверять профессиональные навыки подчиненных.

    Аттестационный лист – это важный документ, который содержит все необходимые сведения о сотруднике. Достоверные данные получают в случае соблюдения общепринятых норм и рекомендаций. Образец аттестационного листа позволит провести процедуру без нарушения установленного регламента.

    Пример заполнения аттестационного листа, правила оформления и порядок должны строго выполняться.

    Добавить комментарий