Разглашение данных предварительного расследования

Другой комментарий к статье 310 УК РФ

1. Объективная сторона преступления состоит в разглашении лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости разглашения, данных предварительного расследования, если это совершено без согласия следователя или лица, производящего дознание (дознавателя). Такие данные могут быть преданы гласности только с разрешения соответствующих должностных лиц и в том объеме, в котором они признают это возможным.

В необходимых случаях следователь предупреждает свидетелей, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, защитника, эксперта, специалиста, понятых и других лиц, присутствующих при производстве следственных действий, о недопустимости разглашения данных предварительного расследования. От указанных лиц отбирается подписка с предупреждением об уголовной ответственности.

2. Разглашение означает предание гласности, несмотря на имеющийся запрет, закрепленный в процессуальном акте, в любой форме (устной, письменной, наглядно-демонстрационной, с использованием средств массовой информации либо технических средств) данных предварительного следствия или дознания.

Отсутствие надлежаще оформленного запрета исключает уголовную ответственность за разглашение данных предварительного расследования.

Преступление образуют лишь названные в законе действия, совершенные во время предварительного расследования. Разглашение тех же данных после окончания следствия или дознания по делу и рассмотрения его судом не подпадают под признаки преступления, предусмотренного ст. 310.

3. Преступление считается оконченным с момента предания огласке данных предварительного расследования, т.е. когда они стали известны хотя бы одному постороннему лицу.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

5. Субъект преступления – лицо, у которого была отобрана подписка о неразглашении данных предварительного расследования с предупреждением об уголовной ответственности.

В необходимых случаях следователь предупреждает свидетелей, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, защитника, эксперта, специалиста, понятых и других лиц, присутствующих при производстве следственных действий, о недопустимости разглашения данных предварительного расследования. От указанных лиц отбирается подписка с предупреждением об уголовной ответственности.

Разглашение данных предварительного расследования

П. Тепляшин, кандидат юридических наук.

На фоне укрепления судебной власти требуют внимания интересы правосудия. В этой связи представляется достаточно важным обеспечивать их посредством уголовно-правовой охраны.

Предлагаем обратить внимание на состав преступления, предусмотренного ст. 310 УК. Так, достаточно симптоматично выглядят статистические данные. В частности, в 1997 г. в России зарегистрировано 3 разглашения данных предварительного расследования, в 1998 г. – 2, в 1999 – 7, в 2000 – 3, в 2001 – 3, в 2002 – 1, в 2003 г. – 4. Как видим, все это мизерные числа. Однако сейчас не так редки случаи, когда сведения, составляющие тайну предварительного расследования, становятся известны многим лицам, что вредит ходу расследования и, следовательно, препятствует достижению интересов правосудия.

Основным непосредственным объектом данного преступления выступают общественные отношения, обеспечивающие сохранность в тайне данных предварительного расследования. Собственно требование недопустимости разглашения материалов предварительного расследования, т.е. уголовно-процессуальный запрет, содержится в ч. 1 ст. 161 УПК РФ. В соответствии с ч. 3 этой статьи данные предварительного расследования могут быть преданы гласности только с разрешения прокурора, следователя или дознавателя и только в том объеме, в каком они признают это возможным.

С объективной стороны преступление состоит в разглашении данных предварительного расследования лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия прокурора, следователя или лица, производящего дознание. Такой признак деяния, как “разглашение”, заключается в противоправном предании огласке данных предварительного расследования, вследствие чего они становятся достоянием посторонних лиц, не имеющих права и доступа знакомиться с этими данными. Разглашение может совершаться любым способом – устно, письменно, в средствах массовой информации, посредством третьих лиц и т.п.

Противоправность предания огласке состоит в нарушении подписки, которая берется у свидетеля, потерпевшего, защитника, гражданского истца, ответчика, эксперта, специалиста, переводчика и иных участников уголовного судопроизводства о том, что они предупреждены об ответственности за разглашение без разрешения прокурора, следователя или лица, производящего дознание, ставших им известными данных предварительного расследования. Такая подписка берется на основании ч. 2 ст. 161 УПК РФ. По смыслу ст. 310 УК отсутствие подписки либо согласия прокурора, следователя или лица, производящего дознание, на разглашение соответствующих данных предварительного расследования исключает ответственность за анализируемое преступление.

Данными предварительного расследования, не подлежащими разглашению, являются наиболее важные, существенные сведения, относящиеся к предмету доказывания, в частности содержащиеся в показаниях свидетелей, заключении эксперта и т.п. Сведения, относящиеся к предмету доказывания и полученные в ходе судебного рассмотрения дела, не могут быть поставлены под уголовно-правовую охрану ст. 310 УК, в которой говорится лишь о данных предварительного расследования. Однако в ч. 2 ст. 161 УПК говорится об участниках уголовного судопроизводства, которыми являются любые лица, принимающие участие в уголовном процессе на стадиях как досудебного, так и судебного производства. Таким образом, по мысли законодателя, об ответственности по ст. 310 УК может предупреждаться достаточно широкий круг лиц, но привлекаться к ответственности будут только те из них, которые были посвящены в данные лишь предварительного расследования, но никак не судебного разбирательства.

Этот состав преступления формальный: разглашение данных предварительного расследования считается оконченным с момента огласки данных и после того, как о них узнало хотя бы одно постороннее лицо.

Субъект преступления – участник уголовного судопроизводства, предупрежденный в установленном законом порядке о недопустимости разглашения данных предварительного расследования. В силу того что ст. 161 УПК не дает перечня лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве и предупрежденных о недопустимости разглашения данных предварительного расследования, к уголовной ответственности могут быть привлечены, на наш взгляд, также сотрудники средств массовой информации за разглашение этих данных. Безусловно, лишь тогда, когда они были предупреждены о недопустимости таких действий.

С субъективной стороны преступление характеризуется только прямым умыслом. Ошибочна, по-моему, позиция А. Трахова , который полагает, что рассматриваемое преступление может быть совершено как в форме умысла, так и в форме неосторожности, потому как не исключены случаи, когда вредные последствия наступают вследствие разглашения данных предварительного расследования по неосторожности (причем как по легкомыслию, так и небрежности).

Трахов А.И. Диспозиции составов преступлений против правосудия // Законодательство. 2002. N 10. С. 74.

Поскольку состав преступления, предусмотренного ст. 310, формальный, субъективное отношение к материальным последствиям для юридической оценки содеянного не играет никакой роли. Важен сам факт нарушения соответствующей уголовно-правовой нормы.

Данные предварительного расследования нельзя предать огласке с эвентуальным умыслом, суть которого определяется безразличным отношением к последствиям. В преступлениях же с формальным составом само деяние образует оконченный состав преступления. В таких нормах психическое отношение виновного устанавливается лишь по отношению к факту его общественно опасного поведения. Волевое же отношение виновного к самому деянию в рассматриваемых преступлениях может быть только в виде прямого умысла. Лицо осознает общественную опасность своего поведения, предвидит возможность или неизбежность нарушения интересов правосудия и желает поступить именно таким образом.

Мотивация преступного поведения может быть различной и на юридическую оценку содеянного не влияет, но учитывается при назначении наказания. В случае если разглашение данных предварительного расследования вызвано желанием вмешаться в ход предварительного расследования и таким образом воспрепятствовать осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, дополнительной квалификации по ст. 294 УК не требуется. Норма, предусмотренная ст. 310, в таком случае выступает специальной по отношению к общей норме, предусмотренной ст. 294, поскольку она является разновидностью общей нормы.

П. Тепляшин, кандидат юридических наук.

Статья 310 – разглашение данных предварительного расследования.

Рассмотрим, пожалуй, одно из самых латентных, нераспознаваемых общественно опасных деяний, которые в практике выявляются крайне редко, однако на самом деле носят не просто распространенный, а широкомасштабный характер, причиняя громадный вред интересам правосудия и другим охраняемым законом объектам. Но в силу ряда причин, даже “лежа на поверхности”, признаки этого преступления крайне редко заставляют правоприменителя адекватно реагировать на них. Практика возбуждения уголовных дел против адвокатов по статье 310 УК РФ, по данным настоящего исследования, отсутствует.

Правовую, бланкетную основу уголовно – правового запрета, сформулированного в статье 310 УК, составляют нормы уголовно – процессуального закона.

В соответствии с ч. 2 ст. 53 УПК РФ защитник не вправе разглашать ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты данные предварительного расследования, но только в случае, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. В статье прямо указано, что за разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность в соответствии со статьей 310 УК РФ.

Согласно ст. 161 УПК РФ данные предварительного расследования не подлежат разглашению (ч. 1). Исключением являются только случаи, когда следователь, дознаватель, в чьем производстве находится уголовное дело, либо надзирающий прокурор разрешат такое разглашение, однако только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Дополнительно, помимо согласия указанных должностных лиц, если данные относятся к частной жизни участников уголовного судопроизводства, их разглашение возможно только с согласия последних (ч. 3).

Прокурор, следователь или дознаватель предупреждают участников уголовного судопроизводства, в том числе и защитника, о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об уголовной ответственности по статье 310 УК РФ (ч. 2 ст. 161 УПК РФ).

Необходимо отметить, что, в отличие от ранее действовавшей статьи 139 УПК РСФСР, когда закон предписывал предупреждать участников уголовного судопроизводства только “в необходимых случаях” и соответственно сам субъект расследования решал, когда такой случай наступал, в новом УПК требование о предупреждении сформулировано без всяких оговорок. Полагаю, это означает, что следователь, прокурор и дознаватель во всех случаях всех без исключения участников, в том числе и защитника, обязан предупреждать о недопустимости разглашения каких-либо данных предварительного расследования. Можно возразить, что в статьях о порядке проведения конкретных следственных действий (допроса, очной ставки, опознания и др.), равно как и в общих правилах производства следственных действий (ст. 164 УПК РФ), прямо такое требование не сформулировано. Однако полагаем, что требование ст. 161 УПК РФ имеет общий, а не специальный характер. Именно поэтому подписка о неразглашении данных предварительного расследования введена в Приложения к УПК РФ как отдельный документ (за N 20) и должна быть взята у участника процесса отдельно, то есть помимо содержания протокола следственного действия.

Во всяком случае, нет никаких препятствий к тому, чтобы Генеральная прокуратура, другие правоохранительные ведомства в своих приказах и указаниях по применению УПК РФ требовали от субъектов расследования именно такого применения закона. Это положение имеет весьма важное значение для нейтрализации незаконного противодействия со стороны защитника и других участников процесса.

Поскольку ни ст. 310 УК, ни уголовно – процессуальный закон не определяют перечень данных, которые не могут быть разглашены, к ним следует относить все без исключения сведения, имеющие отношение к расследованию конкретного дела. То есть не имеют значения для квалификации преступления такие обстоятельства, как то, что указанная информация была в той или иной мере общедоступна или полностью “закрыта”, составляла или нет государственную и иную охраняемую законом тайну, могла или не могла быть получена из других источников, помимо предварительного расследования (адресное бюро, история болезни из лечебного учреждения и т.п.), находится ли дело в досудебной (судебной) стадии или уже полностью закончено производством. Необходимо лишь доказать, что разглашенная без разрешения информация была получена субъектом именно в результате его участия в предварительном расследовании.

Однако при оценке преступности конкретных действий необходимо учитывать критерий малозначительности деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ), причинен ли вред основному объекту – интересам правосудия и предварительного расследования.

Читайте также:  Что является основанием для оплаты штрафа

Думается, что к данным, не подлежащим разглашению, то есть к предмету данного преступления, относятся не только закрепленные в протоколах и иных документах результаты, но и сам факт производства следственных и иных процессуальных действий, их процессуальное содержание, порядок, обстоятельства проведения.

Так, преступлением следует признать разглашение без разрешения защитником данных о том, кто участвовал в проверке показаний на месте, как выглядели участники, о чем говорили, что делали, даже если эти беседы и действия не были зафиксированы в протоколе следственного действия. К не подлежащим разглашению сведениям следует отнести и данные о перспективах расследования, следственных ситуациях, версиях и результатах их как процессуальной, так и непроцессуальной проверки. Очевидно, что такие сведения могут быть получены, например, в ходе бесед со следователем, оперуполномоченным, иными лицами, имеющими непосредственное отношение к делу, они могут быть подслушаны, что называется, “под дверью” кабинета следователя и т.п. В литературе встречаются мнения и о еще более широкой трактовке предмета данного преступления. Так, В.Н. Кудрявцев полагает, что если те или иные сведения сообщило само лицо, которое затем их разглашает (например, свидетель), то состав преступления все равно имеет место, если это лицо дало подписку о неразглашении таких данных .
——————————–
Постатейный комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. М., 1996. С. 423.

Таким образом, если защитник разглашает даже показания собственного подзащитного, которые тот дал на предварительном следствии, разумеется, не без согласования со своим адвокатом, то такие действия, помимо нарушения Закона об адвокатуре, профессиональной этики, при наличии соответствующих условий также могут быть квалифицированы по ст. 310 УК РФ. Перечень таких данных можно продолжить. Однако в условиях отсутствия легального толкования формулировки “данные предварительного расследования”, отсутствия разъяснений Пленума Верховного Суда РФ и СССР правоприменители вправе широко трактовать ее значение.

Однако не будет лишним повторить, что необходимыми и важными критериями квалификации данного преступления являются степень общественной опасности конкретных деяний защитника, степень вреда, причиненного интересам правосудия, предварительного расследования, критерии малозначительности деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ).

Совершенно недопустимы попытки привлечь к уголовной ответственности защитника, например, только за то, что он в самых общих выражениях, как говорится, “без имен и фамилий”, посоветовался с более опытным коллегой о том, как наиболее эффективно законными средствами защитить своего клиента. Если разглашение соответствующих данных в ходе разговора двух адвокатов не представляет общественной опасности, если к тому же следователь выявил это разглашение и изобличил адвоката исключительно с целью “вывести неудобного защитника из дела”, то к ответственности надо привлекать этого следователя, а не его процессуального противника.

Однако, если в приведенном примере адвокат советуется с более опытным коллегой о том, как незаконными, аморальными средствами реализовать линию защиты, при этом “делится”, например, сведениями о личности свидетелей, потерпевших, излагает их показания, подробности тактики расследования и прочее – есть все основания привлечь недобросовестного защитника к ответственности, поскольку эти его действия наносят существенный вред интересам правосудия, а также законным интересам граждан и др.

Достаточно четкие критерии привлечения защитника к ответственности в подобного рода ситуациях предлагает Ю.Ф. Лубшев: “Разглашением являются те случаи, когда полученные адвокатом сведения становятся известными хотя бы одному постороннему лицу. Иногда адвокату требуется посоветоваться с коллегами. Их нельзя отнести к посторонним. Однако и в этом случае нужно стремиться к сдержанности, НЕ НАЗЫВАТЬ ДЕЛА, ФАМИЛИИ КЛИЕНТА ИЛИ СУДЬИ И Т.П. (выделено мной. – Ю.Г.) Надо избегать разглашения лишних сведений. Аналогичное положение должно быть и при обсуждении результатов проверки работы адвоката на заседании президиума или в юридической консультации и т.п.” .
——————————–
Лубшев Ю.Ф. Адвокатура в России: Учебник. М., 2001. С. 268.

В отличие от преступлений, предусмотренных статьями 306, 307, 308 УК РФ, к уголовной ответственности за данное посягательство может быть привлечено только то лицо, которое предупреждено следователем, дознавателем или прокурором о недопустимости разглашения такой информации без разрешения. Это еще один довод в пользу того, что соответствующую расписку необходимо брать с защитника уже с момента его вступления в любое уголовное дело.

Примеров разглашения данных предварительного расследования со стороны адвокатов в следственной практике более чем достаточно. Многие из них уже приведены ранее, что говорит о том, что преступное разглашение очень часто совершается в совокупности с другими основными, а также и сопутствующими адвокатскими преступлениями.

Следует лишь вкратце перечислить их основные способы:

1. Передача данных о свидетелях, потерпевших членам ОПГ (ОПС), сообщение их места жительства. При этом адвокат понимает, что эти данные будут использованы преступниками для подкупа, понуждения к даче заведомо ложных показаний либо для похищения или даже убийства. То есть помимо разглашения налицо признаки соучастия в самых различных сопутствующих преступлениях (ст. ст. 309, 311, 307, 308, 294, 105, 126 УК РФ и др.).

2. Участие адвоката в допросе свидетеля (ст. 189, ч. 5 УПК РФ) и передача сведений, полученных на допросе, подозреваемому (обвиняемому) по делу, иным заинтересованным лицам, для целей защитительной деятельности или вопреки им.

3. Ознакомление посторонних лиц (родственников, друзей и близких обвиняемого, других защитников по делу и др.) с копиями процессуальных документов, официально полученных этим защитником или его подзащитным. Это могут быть копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого, об избрании меры пресечения, копии обвинительного заключения или обвинительного акта (п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), копии принесенных по уголовному делу жалоб и представлений (п. 19 ч. 4 ст. 47 УПК РФ).

Особенно опасным может быть ознакомление защитником посторонних лиц с материалами уголовного дела, полную копию которого вправе получить адвокат после окончания предварительного расследования (п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК РФ), если следователь не ограничил выдачу этих копий и выписок. Поскольку у опытного адвоката в личном архиве может храниться множество томов копий уголовных дел, в которых он участвовал в качестве защитника, то возникает соблазн использовать их по меньшей мере для распространения опыта, обучения и т.п.

4. Разглашение сведений о показаниях обвиняемых, свидетелей и других процессуальных лиц для “согласования” позиций с соучастниками преступника, находящимися на свободе, с другими адвокатами, защищающими обвиняемых по тому же уголовному делу.

5. Передача адвокатом своему подзащитному (чаще всего арестованному) содержания показаний свидетелей и потерпевших, других обвиняемых, результатов выемок, обысков и других следственных действий, данных о вещественных доказательствах, результатах проверки и оценки доказательств и т.п., которые ему (защитнику) стали известны не только в ходе следственных действий с его участием, но и из бесед с причастными лицами, с коррумпированными работниками правоохранительных органов и т.п.

6. Передача из СИЗО и в обратном направлении записок, писем, иных посланий, содержащих информацию о расследовании дела. Не может быть квалифицирована как преступное разглашение передача записок от обвиняемого из СИЗО с просьбами, не касающимися расследования (принести продукты, теплые вещи и проч.) .
——————————–
Хотя это является нарушением законодательства о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых. См. ст. 25 Федерального закона от 15.07.95 N 103-ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”, в ред. от 25.10.2001.

7. Передача обвиняемому, другим заинтересованным лицам сведений о следственных версиях, результатах их проверки, предупреждение о планируемых обысках, выемках, иных следственных действиях, сведений о направленных следователем запросах о предоставлении тех или иных документов, характеристик, справок и т.п.

Те или иные сведения могут быть получены недобросовестным адвокатом не только в результате участия в процессуальных действиях, не только от коррумпированных следователей, дознавателей или оперативников (что бывает очень часто), не только от “болтуна” в нашей среде, который, как известно, “находка для шпиона”. Утечка информации может стать результатом подслушивания разговоров, телефонных и иных переговоров, в том числе и путем применения специальных технических средств, путем наблюдения с применением тех же средств за членами следственной группы, оперуполномоченными,

Правовую, бланкетную основу уголовно – правового запрета, сформулированного в статье 310 УК, составляют нормы уголовно – процессуального закона.

Правительство велело молчать

Еще до вынесения «отказных» определений КС, о проблеме привлечения адвокатов к уголовной ответственности за разглашение сведений высказалась Федеральная палата адвокатов России, заявив о своей «обеспокоенности» и призвав на помощь Совет при правам человека при президенте России. Представители адвокатского сообщества, в том числе и осужденный адвокат Дворяк, весной 2015 года несколько раз выступали в СПЧ.

В июле 2015 года в Госдуму внесли законопроект об изменении статьи 161 УПК. Депутаты от «Справедливой России» Александр Агеев, Валерий Гартунг и Олег Михеев предлагали обязать следователей и дознавателей, во-первых, мотивировать свое решение об ограничении участника судопроизводства в распространении данных следствия, во-вторых, указывать исчерпывающий перечень не подлежащих разглашению сведений и срок такого запрета, и в-третьих, предупреждать об ответственности по статье 310 УК.

«Может ли идти речь о законности, равноправии и состязательности сторон, если каждый следователь волен использовать пробел в законодательстве исключительно как рычаг давления, умышленно связывая стороне защиты руки», — говорилось в пояснительной записке к проекту закона.

Но попытка регламентировать действия следователей при отобрании подписки встретила жесткий отпор в правительстве и профильном комитете Госдумы. В официальном отзыве, подписанном зампредом правительства Сергеем Приходько, говорится об «общем правиле недопустимости разглашения данных предварительного расследования» — которому по смыслу противоречат любые исчерпывающие перечни. «Запрет на разглашение данных предварительного расследования по своему смыслу должен распространяться на весь период уголовного судопроизводства вплоть до вступления в законную силу приговора, прекращения уголовного дела либо до соответствующего разрешения следователя или дознавателя», — говорится в документе.

Правовое управление Госдумы также дало на проект отрицательное заключение, а Комитет по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству рекомендовал его отклонить, что и было сделано 27 января 2016 года.

Чаще всего следствие ограничивается проверками, угрозами и намеками: так, в апреле 2014 года проверяли известного новосибирского адвоката Александра Баляна, представляющего интересы экс-губернатора области Василия Юрченко, но ход делу дан не был. В июле 2015 года пресс-секретарь СК Владимир Маркин обвинял во «внеправовых действиях» — публикации материалов вопреки запрету следователя — адвокатов Надежды Савченко, но этим заявлением все и ограничилось. Кстати, на одного из адвокатов Савченко Марка Фейгина заявление по статье 310 писали еще в ходе процесса по делу Pussy Riot, но следственных действий не последовало.

Комментарии к ст. 161 УПК РФ

1. Следователь (дознаватель и др.), судья обязаны обеспечивать сохранение в тайне приобщенной к делу корреспонденции от лиц, не имеющих отношения к производству дознания, следствия, судебному разбирательству по данному делу.

2. Предупреждаться о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования могут не только потерпевший (ч. 7 ст. 42 УПК), гражданский истец (ч. 6 ст. 44 УПК), защитник (ч. 2 ст. 53 УПК), гражданский ответчик (п. 2 ч. 3 ст. 54 УПК), свидетель (ч. 9 ст. 56 УПК), эксперт (ч. 6 ст. 57 УПК), специалист (ч. 4 ст. 58 УПК), переводчик (ч. 5 ст. 59 УПК), понятой (ч. 4 ст. 60 УПК), но и представители потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, законные представители, поручители, залогодатели и лица, привлекаемые к опознанию, внешне похожие на опознаваемого, и др.

3. Статья 310 УК не дает перечня лиц, которых можно предупреждать о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования. Уголовно наказуемым деянием является разглашение данных предварительного расследования лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия следователя (дознавателя и др.).

Читайте также:  Заявление об исправлении описки

4. С точки зрения русского языка “разгласить” означает “рассказав, сделать известным всем (то, что должно охраняться в секрете)”. В уголовно-процессуальном смысле разглашением следует считать сообщение сведений о предварительном расследовании пусть даже и одному лицу, если, конечно, это лицо не имеет права знать соответствующую информацию или же разглашение не было согласовано с должностным лицом (органом), в чьем производстве находится уголовное дело.

5. Разглашение данных, о котором идет речь в анализируемой норме права, противоправно, в какой бы форме (устно, письменно, лично, через какое-либо иное лицо и т.п.) оно ни было осуществлено.

6. Не является разглашением сообщение данных предварительного расследования в жалобе и (или) ходатайстве (заявлении), которые участником уголовного процесса были направлены в органы (должностным лицам), уполномоченные на их рассмотрение.

7. Под данными предварительного расследования понимается информация:

  • о ходе предварительного расследования (порядке, субъектах, времени и др. производства процессуальных действий);
  • о содержании, ходе и результатах следственного действия, в котором гражданский ответчик принимал участие;
  • полученная от участников процессуальных действий, в которых гражданский ответчик принимал участие;
  • иная относящаяся к предварительному расследованию информация.

8. Не является данными предварительного расследования та информация, которой лицо располагало до совершения преступления, в рамках уголовно-процессуального производства по которому оно является субъектом уголовного процесса.

9. В ч. 2 коммент. ст. говорится о данных, ставших участнику уголовного судопроизводства известными. Возникает вопрос, какие сведения можно считать известными лицу? Данные о содержании, ходе и результатах процессуального действия, в котором он принимал участие, бесспорно, известны участнику уголовного процесса. Вся остальная информация, которая может быть отнесена к известным лицу данным, станет таковой лишь при констатации наличия нескольких условий.

10. Во-первых, содержание данной информации или же способ ее получения должен указывать участнику уголовного процесса на то, что предусмотренный ст. 161 УПК запрет касается и этих сведений.

11. Во-вторых, полученная лицом информация, которую он не вправе распространять, должна быть четко определенной. Иначе говоря, он должен знать, что именно, когда произошло и кто принимал в этом участие. Если участнику уголовного процесса стало известно, что кто-то когда-то у кого-то произвел обыск, разглашение такой информации не может для него иметь неблагоприятных последствий. Сообщая эти сведения кому-либо, он не нарушает требования возложенной на него обязанности, так как сам не знает, где, когда и у кого было произведено изъятие.

12. В-третьих, законодатель говорит о данных, ставших “ему” известными. Соответственно, если сведения стали известны не ему лично, участник уголовного процесса не может нести ответственности за разглашение этой информации.

13. И, наконец, в-четвертых. Участник уголовного судопроизводства не вправе разглашать лишь ту информацию, которая ему стала известна в связи с участием в производстве по уголовному делу. Иначе говоря, если бы он не принял участие в уголовно-процессуальном производстве, то соответствующей информацией не обладал бы. Если же этими сведениями человек по роду своей профессиональной или иной деятельности располагал бы и без привлечения его к участию в уголовном процессе, такого рода данные не могут быть отнесены к тем, о которых идет речь в коммент. ст.

14. К сведениям, которые участник уголовного судопроизводства не вправе разглашать, следует также отнести то обстоятельство, что к таковым не могут быть причтены одни лишь результаты его умозаключений, без собственно сведений, полученных им в связи с участием в производстве по уголовному делу.

15. Итак, лицо не вправе разглашать вышеуказанные данные предварительного расследования, если он был об этом предупрежден в порядке, установленном коммент. ст. Соответственно, когда процедура предупреждения участника уголовного судопроизводства не соответствовала правилам, закрепленным в коммент. ст., он будет считаться не предупрежденным о неразглашении данных предварительного расследования. Когда же процедура соблюдена, но “предупреждение” имело место после того, как лицо разгласило сведения, оно также не может считаться лицом, нарушившим требования коммент. ст.

16. Процедура предупреждения участника уголовного судопроизводства о неразглашении данных предварительного расследования следующая. Следователь (дознаватель и др.) и (или) суд (судья) сначала устно предупреждают лицо о недопустимости разглашения вышеуказанных сведений без разрешения на то должностного лица (органа), в производстве которого находится уголовное дело. Затем должностное лицо (орган), в производстве которого находится уголовное дело, у участника уголовного судопроизводства об этом берет подписку с предупреждением об ответственности в соответствии со ст. 310 УК.

17. Следует помнить, что после такого предупреждения ставшие участнику уголовного судопроизводства известными в связи с участием в уголовно-процессуальной деятельности данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя (дознавателя и др.) или суда (судьи) и только в том объеме, в каком последними будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит законным интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и (или) законных интересов участников уголовного судопроизводства. Недопустимо разглашение данных о частной жизни других участников уголовного судопроизводства без согласия на то последних.

18. См. также комментарий к ст. 241 УПК.

15. Итак, лицо не вправе разглашать вышеуказанные данные предварительного расследования, если он был об этом предупрежден в порядке, установленном коммент. ст. Соответственно, когда процедура предупреждения участника уголовного судопроизводства не соответствовала правилам, закрепленным в коммент. ст., он будет считаться не предупрежденным о неразглашении данных предварительного расследования. Когда же процедура соблюдена, но “предупреждение” имело место после того, как лицо разгласило сведения, оно также не может считаться лицом, нарушившим требования коммент. ст.

Тайна следствия УПК РФ и наказание за ее разглашение

Важно знать: тайна следствия УПК РФ (уголовно-процессуального кодекса) довольно тесно связана с предварительным расследованием дел (как уголовных, так и гражданских). Уголовно-процессуальный кодекс не позволяет придавать огласке какую-либо информацию предварительного расследования. Тайна следствия — это действия сотрудников по расследованию или собранные доказательства, но на этом список не ограничивается, существуют еще некоторые пункты, которые следует храниться в секрете.

  1. Общее понятие
  2. Отказ от соблюдения тайны
  3. Запрет на разглашение: молчать обо всем?
  4. Чем грозит нарушение подписки

  1. Если это отрицательно не повлияет на ход расследования дела.
  2. Права и законные интересы фигурантов процесса не будут нарушены.

Ответственность за разглашение данных предварительного расследования

В нашей стране правосудие является прозрачным. Но сами следственные действия засекречены. Недопустимость разглашения данных предварительного расследования не означает, что можно наказать защитника, если он без озвучивания персональных данных посоветовался о том, как выстроить линию защиты со своим коллегой.

Другое дело – если адвокат сообщает своему коллеге или журналистам пикантные подробности дела, рассказывает нюансы расследования, предает огласке личную жизнь свидетелей и потерпевших.

Такие действия представляют общественную опасность и нарушают интересы граждан, значит, адвокату придется нести ответственность. Правда, на практике есть совсем небольшое количество дел, когда адвокатов наказывали за распространение информации по делу.


Тайны предварительного расследования нужно хранить, начиная с возбуждения дела и до его прекращения. Допускается разглашение информации, только если следователь дает на это свое официальное одобрение.

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Ефремова М.А.

В статье исследуется круг проблем, связанных с применением ст. 310 Уголовного кодекса Российской Федерации, регламентирующей ответственность за разглашение данных предварительного расследования . Анализируется юридическая конструкция данной статьи, выявляются ее несовершенства. Предлагается авторская позиция по устранению выявленных противоречий.

Установленный законом порядок предупреждения в данном случае предусмотрен в ст. 161 УПК РФ. Согласно ч. 2 указанной нормы следователь или дознаватель предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования. Таким образом, положения уголовно-процессуального закона сужают круг субъектов рассматриваемого преступления, ограничивая их только участниками уголовного судопроизводства. Под участниками уголовного судопроизводства, согласно п. 58 ст. 5 УПК РФ, понимаются лица, принимающие участие в уголовном процессе.

Комментарий к Статье 161 УПК РФ

Комментарий удалён по просьбе автора.

6. Не является разглашением данных предварительного расследования:

Статья 161. Недопустимость разглашения данных предварительного расследования

1. Данные предварительного расследования не подлежат разглашению, за исключением случаев, предусмотренных частями второй, четвертой и шестой настоящей статьи.

2. Данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя или дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

3. Следователь или дознаватель предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения данных предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

4. Запрет на предание гласности данных предварительного расследования не распространяется на сведения:

1) о нарушении закона органами государственной власти и их должностными лицами;

2) распространенные следователем, дознавателем или прокурором в средствах массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» или иным публичным способом;

3) оглашенные в открытом судебном заседании.

5. Разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия, а также данных о частной жизни несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста четырнадцати лет, без согласия его законного представителя не допускается.

6. Не является разглашением данных предварительного расследования:

1) изложение сведений по уголовному делу в ходатайствах, заявлениях, жалобах и иных процессуальных документах по этому делу, а также в заявлениях и иных документах, подаваемых в государственные и межгосударственные органы по защите прав и свобод человека;

2) предоставление сведений по уголовному делу лицу, привлекаемому к участию в этом деле в качестве специалиста, при условии дачи им письменного обязательства о неразглашении указанных сведений без согласия следователя или дознавателя.

5. Разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия, а также данных о частной жизни несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста четырнадцати лет, без согласия его законного представителя не допускается.

Общие положения

Итак, предварительное расследование — это важнейшая стадия уголовного процесса, осуществляемая после возбуждения уголовного дела, направленная на выяснение следующих обстоятельств:

  • определение личности виновных;
  • степень и тяжесть его вины;
  • возможные мотивы совершения преступления;
  • используемые орудия совершения преступления;
  • возможное участие третьих лиц;
  • размер причинённого ущерба и т. д.

Для более точного определения важности данной стадии уголовного процесса следует коснуться её важнейших структурных элементов, а именно:

  1. «Формы осуществления» — подразделяются на два вида — первое — это предварительное следствие, второе — это дознание. Основным отличием между данными видами является тяжесть расследуемых дел (преступлений). Дознание, в основном, производится по отношению к преступлениям небольшой и средней тяжести, при которых максимальное наказание не превышает 5-ти лет лишения свободы.
  2. «Задачи» — кроме обозначенных выше целей, существуют общие задачи, которые преследует рассматриваемая стадия уголовного процесса:
    • полное и справедливое, но в тоже время максимально быстрое раскрытие преступления;
    • сбор доказательств, которые позволяют доказать вину обвиняемых;
    • осуществление действий по возмещению понесённого потерпевшим материального ущерба.
  3. «Органы» — в соответствии с Уголовно-процессуальным Кодексом РФ предварительное расследование осуществляется следователями и дознавателями.
  4. «Место» — на основе УПК РФ именно место совершения злодеяния (дом/квартира, парк, лес, дорога и т. п.), которое содержит в себе признаки осуществления преступления, выбирается как место, где производятся первоначальные этапа предварительного расследования.

Принимая во внимание всё вышеприведённое, становится понятно, на сколько важен этот этап уголовного процесса для выяснения истинности и последующего вынесения справедливого приговора виновному. Но что, если кто-то расскажет преступнику о том, что правоохранительные органы подозревают его в нарушении закона. Определённо, данное лицо постарается всеми средствами скрыть своё участие и уничтожить улики, что может привести к невозможности выявления истины. Именно об этом и пойдёт речь далее.

Читайте также:  Прописка ребенка в другом городе


Принимая во внимание всё вышеприведённое, становится понятно, на сколько важен этот этап уголовного процесса для выяснения истинности и последующего вынесения справедливого приговора виновному. Но что, если кто-то расскажет преступнику о том, что правоохранительные органы подозревают его в нарушении закона. Определённо, данное лицо постарается всеми средствами скрыть своё участие и уничтожить улики, что может привести к невозможности выявления истины. Именно об этом и пойдёт речь далее.

Считаем средний заработок для отпуска

На первый взгляд, алгоритм расчета среднего заработка для отпуска прост. Однако на практике нужно учитывать много нюансов. Например, полностью ли отработан сотрудником расчетный период, получал ли он премию, либо ему повысили зарплату. Рассмотрим порядок определения сумм отпускных в этих случаях на конкретных примерах.

Работодатель обязан предоставлять работникам ежегодные отпуска с сохранением места работы (должности) и среднего заработка 1 . Порядок расчета среднего заработка для этих целей регламентируется Трудовым кодексом 2 и соответствующим Положением 3 . Рассмотрим как общие правила расчета отпускных, так и порядок их исчисления с учетом различных особенностей.

Пример
Работнику ООО “Актив” Иванову С.А. с 09.08.2010 предоставлен очередной отпуск продолжительностью 28 календарных дней. Оклад работника — 20 000 руб. С 01.07.2010 специалисту по его личной просьбе установлена четырехдневная рабочая неделя с оплатой в размере 15 000 руб. в месяц.
Расчетный период — с 01.08.2009 по 31.07.2010.
Средний дневной заработок составит:
(20 000 руб. x 11 мес. + 15 000 руб.) : 12 мес. : 29,4 = 666,10 руб.
Сумма отпускных, причитающихся Иванову С.А.:
666,10 руб. x 28 дн. = 18 650,80 руб.

Рассчитать, сколько дней отработано

При расчете учитывают время фактической работы, выходные, праздники или дни, которые работник взял за свой счет, но не больше 14. Если работника незаконно отстранили от работы или уволили, но потом восстановили, дни вынужденного прогула также входят в стаж работы, который дает право на ежегодный оплачиваемый отпуск.

В отработанные дни не входит время, когда вы не работали — как с сохранением зарплаты, так и без оплаты: были в отпуске, в том числе по уходу за ребенком, на больничном, в командировке, получали пособие по беременности и родам или отсутствовали на работе без уважительных причин.

Количество отработанных дней = 29,3 х Количество полных месяцев + Количество дней в месяцах, отработанных не полностью

Коэффициент 29,3 — среднее количество календарных дней в месяце.

Количество дней в месяцах, отработанных не полностью находят так:

(Общее количество дней в месяце — количество неотработанных дней) / Общее количество дней в месяце х 29,3

Николай собирается в отпуск с 1 августа на 28 дней. За последний год он уходил на недельный больничный в апреле и в оплачиваемый отпуск на 28 дней в сентябре.

Николай отработал 10 полных месяцев.

Количество полных месяцев: 10

Количество дней в месяцах, отработанных не полностью:

сентябрь: (30 − 28) / 30 × 29,3 = 1,95

апрель: (30 − 7) / 30 × 29,3 = 22,46

Количество отработанных дней = 10 месяцев х 29,3 + 1,95 + 22,46 = 317 дней

Сравним отпуска в 21 день в январе и июле. Если взять отпуск с 9 по 29 января, фактически будете отдыхать целый месяц с 1 по 29 января, и у вас еще останется про запас неделя отпуска. При зарплате 50 000 Р без учета пропущенных дней получите отпускных примерно 35 826 Р + зарплату за два отработанных дня 5 882 Р . Итого 41 708 Р .

Определение расчетного периода

Расчет отпускных в несколько кликов в веб-сервисе Контур.Бухгалтерия!

По общему правилу расчетный период для расчета среднего дневного заработка определяется как 12 календарных месяцев, предшествующих месяцу, на который приходится первый день отпуска (ст. 139 ТК РФ, п. 4 Положения, утв. постановлением Правительства РФ от 24 декабря 2007 г. № 922, далее — Положение).

Из расчетного периода необходимо исключить все время, когда работник (п. 5 Положения):

  • Получал оплату в виде среднего заработка (за исключением перерывов для кормления ребенка в соответствии с законодательством). Например, время командировки или другого оплачиваемого отпуска;
  • Находился на больничном или в отпуске по беременности и родам;
  • Не работал в связи с простоем не по своей вине;
  • Не участвовал в забастовке, но в связи с ней не мог работать;
  • Использовал дополнительные оплачиваемые выходные дни для ухода за детьми-инвалидами и инвалидами с детства;
  • В других случаях освобождался от работы с полным или частичным сохранением заработной платы или без оплаты. Например, время отпуска за свой счет или отпуска по уходу за ребенком.

Может получиться, что в предшествующих отпуску 12 месяцах вообще не было времени, когда работнику начислялась зарплата за фактически отработанные дни, либо весь этот период состоял из времени, исключаемого из расчетного периода. В этом случае в качестве расчетного периода нужно взять 12 месяцев, предшествующие первым упомянутым 12 месяцам (п. 6 Положения).

Если же у работника не было фактически начисленной заработной платы или фактически отработанных дней за расчетный период и до его начала, то в качестве расчетного периода принимаются дни того месяца, в котором работник уходит в отпуск (п. 7 Положения).

В коллективном договоре, локальном нормативном акте могут быть предусмотрены и иные расчетные периоды для расчета средней заработной платы, если это не ухудшает положение работников (ст. 139 ТК РФ).



Работник работает в организации с 1 августа 2018 года. 15 июля 2019 г. он уходит в отпуск на 14 календарных дней. В этом случае расчетный период составляет 11 месяцев — с 1 августа по 30 июня. За расчетный период сумма заработка для расчета отпускных составила 600 000 руб. Повышений окладов за это время в организации не было.

Какие исключаются периоды при расчете отпускных

Дата публикации 23.07.2020

Включается ли 1 июля в расчет среднего заработка?

Законом от 14.03.2020 № 1-ФКЗ (далее – Закон № 1-ФКЗ) установлено, что день общероссийского голосования по поправкам в Конституцию РФ назначается Указом Президента РФ (ч. 2 ст. 2 Закона № 1-ФКЗ). Если днем голосования определен рабочий день, этот день будет нерабочим днем. Оплата работникам за этот день производится по правилам, установленным ТК РФ для оплаты нерабочих (праздничных) дней (ч. 5 ст. 2 Закона № 1-ФКЗ).

Порядок оплаты нерабочих праздничных дней для неработающих сотрудников установлен статьей 112 ТК РФ. Она гласит следующее.

Работникам (за исключением работников, получающих оклад (должностной оклад), за нерабочие праздничные дни, в которые они не привлекались к работе, выплачивается дополнительное вознаграждение (размер определяется работодателем). Наличие в календарном месяце нерабочих праздничных дней не является основанием для снижения заработной платы работникам, получающим оклад (должностной оклад).

Таким образом, положения предписывают сотрудникам на окладе не уменьшать оклад, а сотрудникам со сдельной оплатой труда производить доплаты. Этот порядок отличается от тех рекомендаций, которые давал Минтруд России в отношении оплаты нерабочих дней по Указам Президента.

В соответствии со ст. 139 ТК РФ расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата.

При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (или 31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале – по 28-е (29-е) число включительно). Порядок расчета среднего заработка для начисления отпускных и компенсаций за неиспользованный отпуск установлен положением “Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы”, утв. постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 № 922 (далее – Положение № 922). Средний заработок рассчитывается исходя из фактически начисленной зарплаты и фактически отработанного времени за 12 календарных месяцев, входящих в расчетный период (п. 4 Положения № 922). В расчет среднего заработка включаются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, начисленные сотруднику в течение расчетного периода. При этом источник выплат значения не имеет (п. 2 Положения № 922).

В расчетный период входят месяцы, предшествующие периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. Месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале – по 28-е (29-е) число включительно).

При этом из расчетного периода исключаются периоды, в которые работник (п. 5 Положения № 922):

  • получал средний заработок (за исключением перерывов для кормления ребенка), т.е. это командировки, отпуска, дни сдачи крови и т.п.;
  • находился в отпуске по беременности и родам, на больничном;
  • не работал в связи с простоем по вине работодателя или по независящим от сторон обстоятельствам;
  • не мог работать в связи с проведением забастовки, но сам в ней не участвовал;
  • брал дополнительные выходные дни по уходу за ребенком-инвалидом и инвалидом с детства;
  • в других случаях освобождался от работы с полным или частичным сохранением зарплаты или без такового.

Периоды освобождения от работы – это специально поименованные в ТК РФ периоды. Например:

  • день сдачи крови и ее компонентов, а также день связанного с этим медицинского осмотра (ч. 1 ст. 186 ТК РФ);
  • прохождение диспансеризации в порядке, предусмотренном законодательством в сфере охраны здоровья (ч. 1 ст. 185.1 ТК РФ);
  • период освобождения беременной женщины от исполнения должностных обязанностей до предоставления другой работы в соответствии с медицинским заключением (ч. 2 ст. 254 ТК РФ);
  • др.

1 июля не относится к дням освобождения от работы. По нашему мнению, этот день должен учитываться в расчете среднего заработка.

Такую же точку зрения ранее высказывал и Роструд (см. здесь и здесь). Однако, в письме от 20.07.2020 № ТЗ/3780-6-1 ведомство изменило точку зрения.

Роструд указывает, что поскольку 1 июля – это нерабочий день по Указу Президента, то он относятся к периоду, названному в пп. “е” п. 5 Положения. Поэтому этот день, а также начисленные за него сотрудникам выплаты не учитываются при расчете среднего заработка. Исключением является ситуация, когда сотрудники работали 1 июля (подтверждением будут отметки о явке в табеле рабочего времени). В подобном случае рассматриваемый период и начисления за него будут участвовать в расчете среднего заработка.

Таким образом, работодатель который готов следовать разъяснениям Роструда, должен исключить из расчета среднего заработка 1 июля, если сотрудники в этот день не работали.

Этот подход реализован в программных продуктах 1С.

Отметим, что единственное негативное последствие, которое ждет работодателя в случае отклонения от разъяснений Роструда – это возможность возникновения индивидуального трудового спора с работником. Такие споры рассматриваются в суде или в комиссии по трудовым спорам. ГИТ не сможет привлечь работодателя к ответственности, поскольку в ситуации с расчетом среднего заработка в любом случае присутствует спор о праве (ст. 357, ст. 381, ст. 382 ТК РФ).

Во избежание споров с работниками рекомендуем рассчитывать средний дневной заработок тем способом (то есть с учетом или без учета 1 июля), который даст наибольшую величину.

  • день сдачи крови и ее компонентов, а также день связанного с этим медицинского осмотра (ч. 1 ст. 186 ТК РФ);
  • прохождение диспансеризации в порядке, предусмотренном законодательством в сфере охраны здоровья (ч. 1 ст. 185.1 ТК РФ);
  • период освобождения беременной женщины от исполнения должностных обязанностей до предоставления другой работы в соответствии с медицинским заключением (ч. 2 ст. 254 ТК РФ);
  • др.
Добавить комментарий